Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Книги

Категории каталога
Cтатьи [211] Газеты [87] Журналы [29] Воспоминания [54]
Рассказы [15] Стихи [365] Книги [38] Сборники [7]

По периметру границы Афганистана Стр. (324-343)
Афганистан — одна из самых бедных стран. Богатства здесь ограничены. До 60% населения — больные, медицина на очень низком уровне. Народ — безграмотный. Но сам по себе — гордый. При реальной опасности для государства он объединяется для отпора врагу. Так афганцы сохранили независимость от англичан в трёх войнах.
Мы заинтересованы, чтобы не допустить размещения на их территории военных баз и других объектов империалистических государств. От Японии до западных берегов Турции около 15 тысяч километров, но ни одна страна на таком столь протяжённом расстоянии не питает к нам дружеских чувств.

Революция в ДРА по своему характеру народно-национальная. Руководство государства нам говорит, что они коммунисты, что строят социализм. Через эти лозунги, а отнюдь не практические дела, хотят показать нам свою дружбу.
НДПА — прогрессивная партия переходного периода. Этот период по продолжительности может быть не менее 15 лет.

Саурская революция в настоящее время ставит две задачи.
Первая — антифеодальная: уничтожение феодализма, передача земли крестьянам, тем, кто её обрабатывает (это лозунг буржуазных демократов и слова пророка Магомеда, так он проповедовал идеологический принцип для отхода от язычников. «Бери землю, но отойди от язычества»).
Вторая — буржуазная демократия поддерживает мелкотоварное производство (а это основа поддержки капитализма — предпринимателями, кулаками). Буржуазно-демократическая революция может способствовать развитию рынка, товарным взаимоотношениям, росту рабочего класса (в настоящее время рабочих в ДРА до 300 тысяч).
Представители национального капитала (патриоты) — союзники революции. Им разрешено господствовать в экономике. Они устанавливают (взвинчивают) цены на внутреннем рынке. Но без них в настоящее время обойтись нельзя, так как они устанавливают рыночные отношения. Советский Союз дать всё необходимое ДРА не может. Для строительства экономической базы страны правительство рассчитывает на развитие национального производства. Хлопок, каракуль, фрукты и другие виды национального капитала государство не может монополизировать, иначе оно всё потеряет.
ДРА торгует всем. Получает 0,5% прибыли от торговли наркотиками. Афганистан — центр мирового транзита товаров.
Мы безвозмездно помогаем Афганистану товарами на 100 млн рублей, которые они не могут реализовать у себя. Так, передали им 40 тысяч холодильников, но они их продали на сторону.
Духовенство — идеологическое сословие общества. И только при содружестве с ним Саурская революция может существовать. Земля остаётся священнослужителям, созданы им и другие льготы. Постулаты пророка отвечают интересам этой революции. В своё время Магомед был революционером (заставлял 5 раз в день молиться, мыть руки, запрещал жениться на сестре и т.д.). Он говорил то, что нужно было массам, призывал к объединению. Расслоение по уровню богатства, что нужно было буржуазии, пошло намного позже, и религию превратили в опиум для народа.
Но в сегодняшних условиях ислам используется против американского империализма и служит в интересах революции.

Ислам — это ещё и сознание народа, а против этого идти нельзя. Советский опыт форсированной борьбы против религии использовать нельзя.
Племена в Афганистане — остаток человеческой гордости и дикости. Если с этим не будем считаться, то в скором времени потерпим поражение.
Здесь нельзя односложно человека воспринимать. Он тебе и друг, и враг, когда надо — честен, когда надо — плут, бывает хорошим, а бывает и подлецом. Это помогает выживать. Афганцев никто не смог победить, а они победили всех иноземных врагов. Надо их знать, с ними надо считаться.
Пуштуны (а их численность около 9 млн в Афганистане) могут выставить до 5 млн вооружённых человек. У контрреволюции было много попыток, и сейчас они не прекращаются, ис¬пользовать пуштун в своих целях, но те не воюют против влас¬тей ДРА, а проводят гибкую политику нейтралитета.
В НДПА не внутрипартийные противоречия, а родоплеменные, только приукрашенные революционными лозунгами и фразами. Так, «халькисты» — из племени гильзаи, а «парчамисты» — представители из высшего сословия племени дурани. Из племени дурани в малишах состоит до 1000 человек.
Их вооружённые группировки не поддерживают мятежников, не смешиваются с отрядами малишей из других племён.
В нашей работе необходимо учитывать племенную структуру страны.

Это выступление посла для советников, работающих в пограничных войсках ДРА, принесло пользу для более глубокого понимания событий, происходящих в афганском обществе, чтобы мы учитывали эти особенности в общении с подсоветными, с местным населением.
Мы услышали подтверждение от официального лица о серьёзности положения в стране пребывания, что не всё идёт гладко в утверждении власти, в переустройстве афганского общества...
Управление ПВ и советники активно занимались подготовкой автоколонны с продовольствием, боеприпасами, горючим и запчастями к технике для 8-й ПБр в Чамкани. Неожиданно пришло сообщение от советника командира бригады о начале активных действий мятежников. Ими были заняты высоты, которые ранее занимали подразделения бригады. Она оказалась практически в окружении, подвергается огневому воздействию. Для оказания ей помощи необходимо проведение боевой операции соединениями и частями ВС ДРА.
Я срочно доложил ГВС об этой ситуации и наши предложения по оказанию помощи 8-й ПБр. Генерал армии Салманов, как оказалось, по своей линии уже получил сообщение о сложном положении пограничной части. Тревогу вызывал тот факт, что для мятежников открывались дороги на кабульском направлении. Учитывая это, ГВС отменил решение направить автоколонну в расположение 8-й ПБр и дал команду НШ готовить боевую операцию по её деблокированию. А пока продовольствие и боеприпасы направлять туда вертолётами под прикрытием боевой авиации.

6 апреля мне стало известно, что новый начальник штаба ГВС предложил назначить в каждую пограничную бригаду советника командира по боевой подготовке из числа офицеров Советской армии. Этот генерал, недавно прибывший на ответственную должность, уже неоднократно негативно отзывался о работе наших советников в пограничных войсках ДРА, даже не удостоившись познакомиться с действиями частей на границе и советниками ПВ.
При очередном докладе об обстановке на границе я затронул в разговоре с ГВС и этот вопрос. Да, такая тема готовится для обсуждения. Мотивация предстоящего решения состояла в том, что, по их мнению, пограничникам нужна помощь от армейских офицеров в обучении подсоветных ведению боевых действий.
Моё отношение к этому было крайне отрицательным. Мы все учились в военных заведениях, многие заканчивали одну академию — имени
М.В. Фрунзе и добивались успешных результатов в боевой деятельности. Не лучше обстояли дела в ВС, где советники из МО СССР.
Кроме этого, могли возникнуть нездоровая атмосфера в коллективах советников бригад, ухудшиться отношения между ведомствами.
Я стал понимать идею ГВС превратить пограничные бригады из специальных войск по охране и защите границы в общевойсковые части ВС ДРА.
Для этой цели в штаты пограничных войск введены танки, артиллерия. Да, на некоторых направлениях это было необходимо. Но в остальных частях они снижали манёвренность. Целесообразно было усиливать бригады и батальоны автомашинами и бронетранспортёрами.
Эти вопросы я доложил руководителю представительства, а в Москву — генералу армии В.А. Матросову. По-видимому, их реакция была острая, так как вскоре подготовка к изменениям в структуре пограничных войск в одночасье прекратилась.

15 апреля в Ашхабаде проводил совещание, на котором я присутствовал, генерал армии В.А. Матросов. Он подвёл итоги боевой деятельности наших подразделений во взаимодействии с подразделениями ВС ДРА, царандоем и отрядами защиты революции в зоне ответственности советских пограничных войск за зимний период. В своём выступлении он отметил, что в результате активных боевых действий в зоне не стало базовых центров бандформирований. Они вынуждены были создавать их за пределами контролируемой нами территории. Из Пакистана через границу проникали лишь небольшие бандгруппы, а доставка оружия и боеприпасов осуществлялась не караванами, а на одном-двух вьючных животных.
Установлено, что перед заброской на территорию, контролируемую нами, подготовку боевиков вели иностранные советники, среди которых были китайцы.
Из Пакистана шли указания главарям на объединение по национальным и партийным принадлежностям для активизации действий против советских подразделений и частей. А между бандгруппами велась борьба за главенство в определённых районах.

Офицеры пограничных войск, оказывая помощь отрядам самообороны в разгроме бандгрупп и укреплении государственной власти, меняли тактические действия, готовили группы специального назначения, стремились использовать авиацию.

Определяя задачи на весенне-летний период, он указал на основные:
■ недопустить в зоне ответственности развёртывания бандформирований, их активных действий и создания баз;
■ на зульфагарском направлении закрыть проход из Ирана бандгруппам и их караванам через границу на Чакав, Карези-Ильяс. Осуществлять контроль за действиями афганских пограничных батальонов и оказывать им помощь в боевых действиях, используя авиацию и десантные подразделения.
Были поставлены боевые задачи для действий на других направлениях. Это не столько распоряжения, сколько инструктаж на ведение боевых действий. Генерал армии Матросов обратил внимание всех на то, чтобы мероприятия в зоне ответственности проводились во взаимодействии с частями и подразделения¬ми 40-й армии (где они имеются), ВС ДРА, царандоя и местным ополчением.
В разговоре со мной Вадим Александрович распорядился довести до ГВС и советника МВД информацию о планируемых нами операциях, чтобы они учитывали её и в своей работе.
По прибытии в Кабул я доложил ГВС о результатах совещания и предложения по проведению совместных операций в зоне ответственности советских ПВ с частями ВС ДРА.
Изучив представленные предложения, генерал Салманов дал команду НШ планировать операцию в районе Карези-Ильяс—Шаршары (провинция Герат) для проведения боевых действий во взаимодействии с ММГ ПВ СССР по ликвидации баз бандгрупп и закрытию маршрутов из Ирана через границу. Её проведение планировалось в мае.

Итоги совещания, проведённого в Ашхабаде, и планы действий пограничных войск на севере страны мною доложены послу, руководителю представительства и советнику министра внутренних дел ДРА А.В. Аникееву. Такая информация способствовала в перспективе чёткости в совместном планировании боевых действий и организации взаимодействия подразделений, частей, принадлежащих разным ведомствам.
Передо мной и заместителем командующего пограничными войсками ДРА генералом Кизымом (командующий находился на лечении в Москве) стояла задача ускоренного формирования 11-й пограничной бригады, укомплектования её личным составом, выбора мест дислокации батальонов, выгодных в тактическом отношении для закрытия маршрутов движения бандгрупп и их караванов. Наши советники с офицерами управления ПВ ДРА постоянно находились в командировках для выполнения этих задач.

Подходила дата годовщины Саурской революции. Из состава учебного полка готовился батальон парадного расчёта. Пограничные войска должны были выделить для участия в параде подразделение из только что призванного пополнения, ещё толком не умеющего ходить в строю. Это был нелёгкий труд. Наши офицеры приложили немало усилий, чтобы подготовить необученных афганских ребят, а также их командиров, методике строевой подготовки. И, как показал парад, эта работа увенчалась успехом.
Одновременно занимался планированием прикрытия границы. У начальника штаба 40-й армии генерала А. И. Сергеева я в деталях ознакомился с планом выделения сил и средств для этой цели во всех приграничных провинциях, кроме северных, где действуют советские ПВ. Эти данные были необходимы для подразделений ПВ ДРА.
Общим планом предусмотрено закрытие около 600 кара¬ванных путей, дорог и троп. Здесь учитывались и минно-взрывные заграждения, устанавливаемые инженерно-сапёрными подразделениями из состава пограничных бригад ДРА.

В связи с проводимыми мероприятиями по прикрытию границы и маршрутов бандгрупп, нам поступали разведданные, что мятежники стали искать обходные пути, проводили разминирование привычных для них дорог, троп. Практиковали и действия по блокированию или отвлечению от маршрутов пограничных подразделений на период прохода караванов с оружием через границу. На пропускных пунктах при ввозе на территорию Афганистана обнаруживали оружие под грузом товаров.
Тактика мятежников для преодоления границы, провоза запрещённых грузов в ДРА стала меняться в связи с принятием мер пограничными войсками по защите границы. Но мы понимали, что это результат только первоначальных наших попыток её прикрытия. Нужно наращивать усилия в этом направлении, использовать имеющиеся силы и средства всех ведомств по отрабатываемому комплексному плану. Но, как показывала реальность, не все к этому были готовы, нужно приложить ещё немало труда, чтобы заставить ответственных лиц выполнять намеченные мероприятия.

Из Кандагара, расположенного на южной окраине страны, поступило сообщение, что крупное бандформирование в результате большой работы представителей многих ведомств, в том числе и ранее работавших здесь советников бригады А.Б. Калачёва и Г.А. Чибисова, готово идти на переговоры с представителями государственной власти по прекращению боевых действий, но с условием, что при этом будет присутствовать командование советских войск.
Ещё в 1982 году советники 3-й ПБр А.Б. Калачёв и Г.А. Чибисов работали с бандформированиями с целью привлечь их на сторону государственной власти по плану, разработанному под руководством советника командующего ПВ ВС ДРА генерал-лейтенанта Н.И. Макарова. Одним из объектов этого плана был главарь крупного вооружённого формирования Исмат. И работа, хоть и медленно, но продвигалась.
А в 1983 году на смену Н.И. Макарову прибыл из Союза на должность советника другой человек, и решил форсировать процесс сдачи оружия бандой, которая была на грани подписания договора. В результате переговоры были сорваны.
И только в 1984 году, после возобновления встреч и определённой работы с этой бандой, с помощью офицеров СГИ, удалось склонить Исмата перейти на сторону государственной власти.

27 апреля 1985 года был подписан договор, организован отряд малишей для охраны границы на кандагарском на¬правлении. А Исмату присвоено воинское звание генерал-майора.
Чтобы добиться таких результатов, потребовалось около четырёх лет. Афганистан не терпит спешки. Но этот результат стоил того, чтобы ради него как следует поработать.
С А.Б. Калачёвым я встретился позже в Санкт-Петербурге. Он дважды болел в Кандагаре, но всё же добросовестно выполнял свои обязанности.
И сейчас с удовлетворением вспоминает нелёгкое время работы в 3-й ПБр.
На одной из встреч он передал мне стихи о том времени. Бесхитростные, но проникновенные слова и их содержание затронули меня.
Этот текст считаю возможным привести здесь.

Нам не хватало воздуха
На горных перевалах.
Мечтали о воде мы
В пустыне Регистан.
Кричали мы от боли
На койках медсанбата,
И всё-таки мы в памяти
Храним Афганистан.
В людском потоке улицы
Мелькнёт лицо знакомое
Обветренные губы,
коричневый загар.
Быть может, был в Кабуле он,
Шинданде иль Баграме,
А может сердце вздрогнет
При слове Кандагар.
Но мне не так уж важно
Откуда этот парень
Мне важно, что оттуда,
Мне важно, что был там.
И не пройду я мимо,
А лишь скажу тихонько
Единственное слово,
Пароль один — «Афган».
И мы поймём друг друга,
Нам лишних слов не надо,
Глаза его засветятся
Особенным огнём.
Ребят своих мы вспомним,
И вспомним наши горы,
А после наши песни
Негромко пропоём.
И снова жить захочется
По-честному и доброму,
Со злом бороться яростно,
А в горе помогать.
Искать совсем не лёгкую,
Но нужную и важную,
Дорогу для хорошего,
Для всех людей искать.

26 апреля группа советников во главе с заместителем ГВС генерал-лейтенантом Д. Шкрудневым вылетела в Кандагар. В её составе находился министр племён и народностей Лаек и другие официальные лица.
Ознакомившись с данной обстановкой и обсудив вопросы, касающиеся предстоящих переговоров с полевыми командирами, 27 апреля мы перелетели на вертолётах в Спин-Бульдак, населённый пункт, стоящий на границе с Пакистаном.
Спин-Бульдак — довольно крупный для тех мест кишлак. Граница между государствами проходила по центральной улице и делила его на две части: одна половина принадлежала Афганистану, другая — Пакистану.
Жило здесь одно племя, разделённое границей, относящееся недружелюбно к властям ДРА.
Сам населённый пункт расположен в пустынной местности. Охрана границы осуществлялась пограничным батальоном путём выставления постов для пропуска в обе стороны пеших и на автомашинах граждан Афганистана. Это был активный участок для передвижения транспорта. На нём возили товары для населения из Пакистана, Индии. И, конечно же, важное значение имело установление хороших отношений с местными жителями, нейтрализация активности противников власти.
Нас уже ждали. На площади, куда мы прибыли, собралось очень много народа. Нужно было пройти на возвышенное место, специально оборудованное, по людскому коридору. Это были боевики, все вооружённые, в основном автоматами Калашникова, гранатомётами, перепоясанные снаряжёнными лентами для пулемётов. Обросшие, в чалмах, национальной одежде, они представляли экзотический и в то же время довольно грозный вид. Среди них находились мальчишки, вооружённые гранатомётами, на плечах у многих из них, более младшего возраста (от 10 до 12 лет), были сумки с гранатомётными выстрелами (гранатами). Эта необычная картина, как, видимо, изначально и планировалось, произвела тогда на нас большое впечатление, и стоит у меня перед глазами сейчас.
Митинг продолжался более трёх часов. Выступали полевые командиры. Без ограничения времени. А говорить они умели по-восточному обо всём и долго. Заверяли народную власть в её поддержке и просили о помощи им со стороны государства. При выполнении условий всё их племя каюрас готово верно служить правительству ДРА.
С вождями этого племени и полевыми командирами подписали соглашение о прекращении вооружённой борьбы, о создании из их числа отрядов малишей для охраны границы.
Это был большой успех органов власти, добившихся показательного перехода приграничного племени на сторону государства здесь, на южном направлении.
По завершении этой встречи изучили действия 3-й ПБр. Мы отметили возросшую её активность в перекрытии дорог и караванных маршрутов мятежников. Организованное взаимодействие бригады с дислоцированной рядом 70-й ОМСБр Советской армии при выполнении боевых задач позволяло нам считать, что это направление обеспечивает надёжное прикрытие границы. Но отсутствие радиостанций для прямой связи бригады с Кабулом вызывало у нас беспокойство. Этот вопрос был решён позднее, после поступления средств связи из СССР.

9 мая 1985 года в советском посольстве проходил приём по случаю 40-й годовщины победы советского народа в Великой Отечественной войне.
В это время по линии разведки узнали о крупном восстании советских военнопленных в лагере под Пешаваром в Пакистане. Место происшествия находилось в 80-100 км от афгано-пакистанской границы. Нам сообщили только сам факт, без подробностей. И только позже стало известно о героической гибели наших соотечественников, по разным причинам попавших в плен к мятежникам. Предприняв попытку освобождения, они взорвали склады с боеприпасами, но и сами погибли.
Постепенно шло усиление пограничных войск. Вновь формируемые пограничные батальоны выставлялись в выбранные места дислокации, другие перемещались на важные участки границы. Из учебного полка направлялись в части подготовленные специалисты (механики-водители БТР, радисты, минёры). Осуществлялось распределение офицерских кадров по бригадам. Более подготовлены были те, кто прошёл учёбу или подготовку в Советском Союзе. Время от времени в части поступали технические средства.

11 мая с генералом Кизымом и группой офицеров вылетели в Джелалабад для организации прикрытия границы и оказания помощи оперативной группе по зоне «Восток», объединяющей провинции Кунар и Нангархар. Задача состояла в том, чтобы проверить ход выполнения комплексного плана, сделать вывод о необходимости срочного решения возникающих вопросов в усилении пограничных частей и подразделений.

По результатам работы к 15 мая подготовить доклад генералу армии В.И. Варенникову.
Работая на этом участке, мы не увидели серьёзных подвижек в выполнении комплексного плана.
ОГ не укомплектована. Из 13 штатных должностей заняты 7. Приказом министра обороны полномочия членов ОГ не определены.
Партийное руководство провинций об ОГ ничего не знает.
Командование 9-й ПД, 1-й ПБр в ОГ не вызывалось и задачи ему не ставились, взаимодействие между частями не организовано.
Изучив обстановку, на совещание пригласили уполномоченного ЦК НДПА по зоне «Восток» Сафи, губернатора Фариткуля, от министерства племён и народностей — Мамадакази, начальника ХАД Мангала, командира 11-й ПБр, командующего царандоя провинции, довели им всем решение Совета обороны ДРА и комплексный план по прикрытию границы. Обратили внимание на сосредоточение усилий в закрытии маршрутов для перехода мятежниками границы. Из девяти маршрутов закрыто только два (Тирган и Анихель). Потребовали принять меры по закрытию оставшихся. Это дело не только пограничников, а всех органов власти. Тем более что в приграничных племенах имеются людские резервы по созданию отрядов малишей и их использованию в охране границы.
Из местного населения следовало набирать призывников и оставлять их служить в пограничных войсках по месту жительства. Многие готовы помочь властям, чтобы прекратились нападения бандитов, их грабежи.
В заключение определили задачи ОГ, которые должны быть решены на начальном этапе, опираясь на помощь провинциальной власти.
По прибытии в Кабул состоялось совещание аппарата советников ГВС, где заслушали меня как старшего группы по результатам работы в Джелалабаде. Совещание проводил генерал армии В.И. Варенников, руководитель ОГ ГШ МО СССР.

Доложив обстановку в зоне «Восток», что сделано по выполнению комплексного плана и какие проблемы вскрылись нашей группой по действиям ОГ зоны, мною были озвучены выводы по результатам её работы.
Оперативная группа зоны «Восток» не укомплектована должностными лицами, к руководству воинскими частями не приступила, а для оперативного управления не имеет средств связи.
До руководителей местных органов власти (провинций, уездов, волостей) решения Совета обороны, постановления ЦК НДПА по прикрытию границы не доведены.
Командиры 9-й ПД, 11-й ПД и 1-й ПБр комплексного плана по прикрытию границы не имеют, в штабах взаимодействие между частями не организовано.
Советнический аппарат различных ведомств готов выполнять задачи, влиять на подсоветных, но нет единого командования в зоне.
Работа с вождями приграничных племён, местным населением проводится слабо, без учёта принятых на высоком уровне решений.

Заслушав доклад, генерал армии Варенников выразил неудовлетворение его содержанием и отметил, что наша группа неглубоко изучила положение дел в зоне «Восток», а я неверно докладываю обстановку. Ему по телефону из ОГ зоны «Восток» докладывают совершенно другие данные.
Отвечая на вопросы, я отметил, что в состав группы входили представители разных ведомств, и мы имеем единое мнение о положении дел в зоне «Восток». И если следом за нами направить другую группу для перепроверки, то при объективном изучении ситуации доклад будет аналогичным. Выводы нашей группы сделаны предельно объективные.
Резкую реакцию В.И. Варенникова на мой доклад можно понять. Ведь это вывод и о роли руководства советнического аппарата по выполнению комплексного плана прикрытия границы. Он понимал, что после убытия из Кабула маршала Аганова с группой офицеров МО СССР об этом будет сделан доклад в Москве.

Позднее ГВС поручил подготовить итоговую справку по ре¬зультатам работы нескольких групп, побывавших и в других зонах, с предложениями по устранению выявленных недостатков.
И ГВС, и МО ДРА обеспокоило уменьшение числа призывников в ВС. Первоочередной задачей для военного руководства республики является общий призыв в ВС. Вот какими данными мы располагали.

Советники 4-го отдела с подсоветными осуществляли поездки по пограничным частям для доведения задач и оказания помощи в их выполнении, в первую очередь по призыву в ПВ. Нагрузка в работе увеличилась, когда формировали новые бригады, батальоны, выставляли их на маршруты движения мятежников. И с этими задачами наши офицеры справлялись.

С 21 по 25 мая во главе с генерал-лейтенантом И.П. Вертелко вылетели для работы в 4-ю и 5-ю пограничные бригады. При перелёте из Герата в Допушта (5-я ПБр) наш вертолёт был обстрелян из ДШК. Но и на этот раз всё обошлось.

Основное внимание командование, советники этих бригад обращали на северо-западный участок границы, Зульфагарское ущелье, которое использовалось мятежниками для перехода из Ирана в Афганистан. Здесь действовали и ММГ советских ПВ. Взаимодействие было отлажено. Прикрытие границы на этом направлении было надёжное и находилось на постоянном контроле командования советских погранвойск.

А 30 мая готовилась поездка группы офицеров во главе с ГВС и министром обороны ДРА в Кандагар. Не успев закончить работу, мы с И.П. Вертелко вынуждены были вернуться в Кабул, чтобы успеть побывать в Кандагаре. Кроме того, нам сообщили, что в первых числах июня в Кабул прилетит заместитель председателя КГБ СССР В.А. Крючков. И нам в это время необходимо находиться здесь.

В Кандагаре основную работу группа провела по изучению боевых действий 3-й пограничной бригады, её взаимодействия с воинскими частями на этом направлении.
Заслушав командование бригады, других частей по выполнению комплексного плана по прикрытию границы, осуществив выезды в пограничные батальоны, вся наша группа вернулась в Кабул.

По результатам работы в 3-й ПБр, в зоне «Юг» состоялось совещание с советниками.
На совещании присутствовал прилетевший из Москвы генерал армии В.А. Крючков.
Выступив с докладом, ГВС отметил, что в целом в 3-й ПБр повысилась боеготовность, предпринимаются меры по перекрытию маршрутов, используемых мятежниками. В этом немалая заслуга советников бригады. Но на сегодняшний день этих усилий мало.
От пограничных батальонов укомплектованностью 150-200 человек необходимо выставлять по две роты для перекрытия основных дорог или троп, идущих из Пакистана через границу в Афганистан.
Обязанность советников бригад — учить подсоветных работе с личным составом, организации использования подразделений в охране границы и боевых действиях. Это должно сочетаться с повышенной к ним требовательностью в выполнении своих обязанностей. Направлять их усилия на исключение дезертирства, что наносит большой ущерб боевой готовности ВС МО в целом и, в частности, ПВ. Из ВС МО за прошедший год дезертировало до 35 тысяч солдат, до 650 офицеров.
Генерал армии Салманов отметил, что план по обеспечению тяжёлым вооружением пограничных войск выполнен. Но состояние боевой техники неудовлетворительное. Большинство танков Т-34 неисправны, артиллерийские орудия часто выходят из строя, ремонтной базы в пограничных войсках нет, запасные части к боевой технике и вооружению не поставляются. 6 орудий в бригаде неисправны, а это — штат целой батареи. По линии ГШ МО ДРА командиры не докладывают о состоянии техники (из-за отсутствия технических средств прямой связи с ГШ нет). Бригада действует неплохо, но подробные доклады не поступают. Узнаём о реальном положении дел только по информации советников.
Было обещано снабдить бригаду средствами связи вплоть до батальона (накануне из Советского Союза по линии ПВ поступили в Кабул радиосредства).
В докладе прозвучали реальные данные о том, что имелось в пограничных войсках и в каком состоянии находилась техника. В целом мы услышали в словах ГВС удовлетворение работой советников пограничных бригад, наставления для нашей деятельности с подсоветными и поддержку.
В выступлении генерала И.П. Вертелко в положительном плане отмечалась деятельность советнического аппарата пограничных войск и были даны рекомендации качественнее учить подсоветных руководить коллективами, планированию боевых действий и их проведению. Исключить своё вмешательство в командование частью и подразделениями. Обращено наше внимание на необходимость тесной связи с советниками других ведомств и с командирами частей и подразделений СА, с которыми взаимодействуем при выполнении боевых задач.
Мы очень внимательно выслушали выступление заместителя председателя КГБ В.А. Крючкова. Он сказал, что Афганистан не похож ни на одну страну, с какой Россия в своей истории имела связь (Средняя Азия, Кавказ). Это особенная страна. Здесь наяву племенная проблема, население разделено между собой. Какую проводить в Афганистане политику, какими должны быть здесь стратегия, тактика? Это очень сложные вопросы.
Надо учитывать отношения с феодалами, кулаками, беднейшим крестьянством. В настоящее время здесь 240 тысяч мулл, 50 тысяч мечетей. Это тоже надо учитывать. Проблемой для нас является частный сектор, который нельзя трогать.
НДПА насчитывает 134 тысячи человек. Мы не должны говорить, что она состоит из халькистов и парчамистов. Имея такое количество членов партии, НДПА не может сплотиться сама и сплотить вокруг себя своих граждан, так как не ведёт систематической работы в отдалённых населённых пунктах.
А в руководстве партии на различных уровнях засели карьеристы.
Мы нацеливаем руководство страны на принятие незамедлительных мер по прикрытию границы, как одной из важных задач укрепления власти, стабилизации обстановки в стране. Как, наконец, решить эту проблему?
Пограничные войска набирают силу в охране границы. Но их возможности ограничены. Протяжённость внешних рубежей этой страны большая. Возникает вопрос: какую систему нужно придумать для её надёжного прикрытия?

В.А. Крючков предложил подготовить наши соображения по скорейшему выводу страны из настоящего положения, свести до минимума потери советских людей. Выработанные предложения должны быть представлены ему 10.06.1985 года.
Перед уходом с совещания Владимир Александрович через Н.Е. Калягина назначил мне время для встречи с ним.
Она состоялась около 16.00 4.06.1985 года. Владимир Александрович в присутствии Н.Е. Калягина заслушал меня по обстановке в приграничье, о действиях пограничных бригад, проблемах снабжения, обеспечения боевой техникой, техническими средствами. Докладывая о наличии в пограничных войсках боевой техники, я обратил внимание на то, что под предлогом усиления ПВ танками поступают неисправные единицы, без экипажей, нет специалистов, офицеров-танкистов. Высказал своё мнение, что в пограничных войсках нецелесообразно иметь танки, которые только ограничивают манёвренность подразделений. Их прекрасно могут заменить бронетранспортёры.
В разговор вступил Н.Е. Калягин, который заявил, что специалистов, офицеров-танкистов можно готовить в СССР. Он даже не учитывал, что подготовка их займёт несколько лет.
На моей памяти был и 1969 год, год даманских событий на советско-китайской границе. Мне тогда в должности офицера 1-го отдела штаба управления войск ДВПО трудно было судить о принятом высшим командованием решении ввести в штаты нашего и Восточного округов танковые батальоны. Возможно, на том этапе это было оправдано. Но я хочу сказать о другом. За танковым батальоном (а они переданы в ПВ не в лучшем виде) потянулось штатное увеличение: ремонтные базы, органы снабжения, служба ГСМ, подготовка кадров и т.д. В этой беседе моим ярым оппонентом был Н.Е. Калягин. Не буду пересказывать весь наш разговор. Считаю, что руководителю представительства надо было тогда глубже вникать в обсуждаемый вопрос. А его вместо этого часто захватывали эмоции. Они, как известно, в любом деле — помеха.
Не знаю, как отнеслось руководство к моим доводам в отношении танков, но они, пока я находился в Афганистане, по-прежнему поставлялись из войск в пограничные бригады и стояли там мёртво, в бездействии.

6 июня с И.П. Вертелко вылетели в Шинданд для работы в 7-й ПБр. Нас встретили советники её командира: А.С. Маркин, Кузнецов, Г.А. Фёдоров.
Изучая обстановку, мы видели, что и здесь, аналогично другим участкам границы, существовали всё те же проблемы по прикрытию границы.
На этом направлении вопросы взаимодействия с частями 5-й МСД обстояли лучше, афганские пограничники совместно с советскими войсками активно перехватывали бандгруппы и их караваны при пересечении границы из Ирана. Надо отметить, что активность их движения на маршрутах, в сравнении с восточным участком границы, здесь была слабее.
В Шинданде мы встретились с корреспондентом газеты «Красная звезда» полковником Виталием Скрижалиным. Общаясь, предложили военному журналисту показать в газете нелёгкую службу афганских воинов и их боевых друзей — советских пограничников, рассказать об их ратной борьбе с мятежниками. Ранее в Кабуле я встречался с военным писателем контрадмиралом Тимуром Гайдаром, корреспондентом газеты «Правда», и ему тоже предлагал эту тему осветить на страницах уважаемого печатного издания. Но и в первом, и во втором случаях я, читающий всю прессу постоянно, не находил статьи о пограничниках в Афганистане. Оно и понятно: существовали жёсткие цензорские нормы по отношению к «заграничным заставам».
Наиболее болезненным вопросом в работе ГВС и его советнического аппарата был призыв пополнения в ВС ДРА. Никак не удавалось направить усилия руководства МО на мобилизацию пополнения ресурса призывного контингента. Облавы в населённых пунктах не давали достаточного количественного и качественного пополнения призывниками.
Население страны, за редким исключением, не проявляло желания активно поддерживать государственную власть, но и не переходило в стан её противников. Контрреволюционные силы проводили антигосударственную пропаганду наряду с вооружённой борьбой против власти, а её органы по всей вертикали не вели разъяснительную работу о проводимых государством реформах в интересах народа, надеясь на скорую победу армии над вооружёнными формированиями мятежников. Такова была реальность.
В действительности большую заинтересованность в стабилизации обстановки в стране, в укреплении её власти проявляла наша страна, Советский Союз. В этом усматривалось укрепление дружественного нам государства, нашего соседа, и обеспечение безопасности южной границы СССР.
Для достижения этой цели направлялись не только экономические средства, но и привлекалась вооружённая составляющая. В этом принимали участие почти все ведомства нашей страны. Не остались в стороне и пограничные войска КГБ СССР. Им определили зону ответственности вдоль всей советско-афганской границы глубиной до 100 км, где они выполняли две задачи: обеспечивали безопасность границы и нашего приграничного населения, а также оказывали помощь приграничному афганскому населению в защите от нападений бандгрупп и укреплении власти на местах.

Категория: Книги | Добавил: Афган (03.10.2010)
Просмотров: 1801
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2024
При использовании материалов сайта ссылка на //pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz