Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Книги

Категории каталога
Cтатьи [211] Газеты [87] Журналы [29] Воспоминания [54]
Рассказы [15] Стихи [365] Книги [38] Сборники [7]

По периметру границы Афганистана Стр. (305-324)
24 января в 5.00 случилось непредвиденное. При выезде автомобиля с боеприпасами для артиллерии к кишлаку Бангист в предрассветное время он был обстрелян по светящимся фарам из ДШК. Попаданием в снаряды автомобиль с грузом был взорван. Водитель и сопровождающий погибли. Это ещё более усугубило положение с нехваткой боеприпасов. К тому же мы понимали, что колонна с грузом из Нарая к нам не двигается. Связи нет.
В 15.30 встретились с офицерами, подобранными для разведывательной группы. Определили, начиная с 25 января, проводить подготовку по составленной программе.
В это время с 16.00 по позициям подразделений 8-й ПБр, 212-го батальона спецназа был открыт огонь из Д1ПК, а затем душманы предприняли попытку атакой захватить занимаемые нами высоты. Артиллерией бригады огневые точки противника подавили, атакующим нанесено поражение. Огнём подразделений атака отбита. В 20.00 на этом участке стрельба прекратилась.
По данным артиллерийских наблюдателей, в 16.30 огнём артиллерии из кишлака Бангист уничтожена автомашина и несколько мятежников в районе кишлака Патан (местных жителей там нет).
Из имеющегося скудного запаса артиллерийских снарядов часть выделили для Бандгиста и загрузили в танк, с расчётом перед рассветом отправить к месту назначения.
Транспортная колонна, как нам стало известно, уже проследовала из Гардеза, стоит в кишлаке Дада, практически рядом с кишлаком Нарай. Боеприпасы у нас на исходе. Установили стро¬гий режим экономии. И это в боевых условиях!
Личный состав не получает на довольствие мясо. Ни транспортных, ни санитарных вертолётов по нашим заявкам нет.
В 19.00, находясь на КП, мы услышали сначала крики, а затем, я бы назвал, рёв толпы. Оказывается, мятежники по команде со всех сторон начали оказывать психологическое воздействие на личный состав правительственных войск. Надо отметить, что особенно в наступающих сумерках это может отрицательно воздействовать на психически неустойчивых людей. В связи с этим приняли решение собрать политработников и через них провести разъяснительную работу с личным составом о действиях противника.
На основе разведданных генерал М. Фарук предположил, что в кишлаке Танай находится до 400 мятежников и там их штаб.

Решили дать заявку в Кабул на авиаудар по этому кишлаку (проверено, местных жителей там нет).
25 января в 5.30 при движении в расположение 954-го погранбатальона подорвался танк с артиллерийскими снарядами. Взрывом оторвало катки. Экипаж не пострадал, снаряды не сдетонировали.
По рации получено сообщение: транспортная колонна продолжает движение и находится в 6 км от высоты Шинкай. Ждём её прибытия к исходу дня. Из-за нелётной погоды вертолётов не будет.
Командующим отдано распоряжение готовить материал и сапёров для инженерного оборудования опорного пункта в районе кишлака Бангист.
По докладу наших советников, побывавших там, требуется оборудовать укрепления для предотвращения потерь от огневого воздействия противника.
А тот уже пристрелялся к месту расположения нашего командного пункта. Но к этому времени нами подготовлены ЗКП и ТКП со скрытыми переходами.

С М. Фаруком ездили в подразделения 954-го батальона, находящиеся в кишлаке Бангист. На высоту Западная порекомендовал командующему для усиления подразделения доставить 57-мм орудие и поставить его на позицию для стрельбы прямой наводкой в направлении возможного движения противника на автотранспорте. Я знал технические возможности этого орудия, так как был в начале своей службы командиром артвзвода.
Генерал Фарук согласился с моим предложением. Снаряды для такого орудия, в отличие от 76-мм пушек, были в наличии.
Уже на КП нам передали полученное от губернатора из Нарая сообщение панического содержания, в котором указывалось о большом количестве мятежников племени мангал и прибывших к ним не менее 300 человек из Пакистана. Все они поклялись не пропустить транспортную колонну в Чамкани. О продвижении колонны стало известно мятежникам. Передавшие нам телеграмму секретарь комитета НДПА и начальник ХАД провинции Пактия заявили о необходимости им вылететь в Гардез. Генерал М. Фарук содержание телеграммы не стал разглашать, а в отношении отлёта этих руководителей мы не возражали.

Нам доложили, что при проведении занятий с разведподразделением из подобранных 15 военнослужащих пятеро отказались быть разведчиками.
Они не были готовы в моральном плане к особым действиям. Ночью разведгруппа от резервного батальона выходила в засаду. На месте вчерашнего боя обнаружила несколько трупов мятежников, не вынесенных с открытого места. Ранее унесли 17. Обстрелян пограничный батальон на высоте Западная. Ответным огнём уничтожено безоткатное орудие с расчётом. Батальон потерь не имел.

В 15 ч. 10 мин. по целям в Танае был нанесён авиаудар. О результатах узнаем после получения разведданных.
Вечером принято решение: 26 января сменить 212-й батальон спецназа, подготовить его к ночным действиям для занятия высоты западнее Шинкая, чтобы обеспечить беспрепятственную проводку автотранспортной колонны в Чамкани.

26.01 в 8 ч. 30 мин. с командующим выехали в расположение подразделений, занимающих позиции на высоте Шинкай. Заменили 212-й батальон пограничниками, а его начали готовить к ночным действиям по захвату высоты западнее Шинкая.
Советник 212-го батальона доложил мне, что начальник разведотдела 3-го армейского корпуса, находящийся здесь для руководства батальоном, и его командир проявляют трусость в выполнении боевых задач. Командир 3-й роты батальона и шестеро рядовых запугали офицеров, саботируют выполнение приказов, выводят из строя оружие, чтобы не выходить на операцию. В результате проведённой разъяснительной работы и предупреждения офицеров об ответственности за невыполнение приказа батальон в ночных условиях всё же направлен на выполнение задачи.

Утром доложили, что 212-й батальон задачу не выполнил, без единого выстрела возвратился на исходные позиции.
Генерал М. Фарук, как старший начальник, отстранил от руководства батальоном начальника разведотдела, а представитель военной контрразведки, с согласия прокурора, арестовал командира 3-й роты и несколько военнослужащих за саботаж и угрозы в адрес офицеров.
Дело передали судье.
Советники с офицерами штаба бригады проверили склады пограничных батальонов и обнаружили неучтённые боеприпасы. По команде они были сосредоточены на складе бригады.
Через кишлак Нарай (там находилась ОГ 3-го армейского корпуса) командующий ПВ стал получать команды от начальника оперативного отдела этого соединения из Кабула. У нас возник вопрос: на каком основании младший по должности отдаёт распоряжения старшему? Тем более, что эти распоряжения не соответствуют сложившейся обстановке здесь, в Чамкани.
Если подаваемые второстепенными начальниками команды выполнять на местах, начнётся дезорганизация в действиях войск. Мы вынуждены были ждать, когда появится связь с генеральным штабом МО. А пока принимали решения в соответствии со складывающейся обстановкой.
С появлением лётной погоды вертолёты совершили 3 вылета. Доставили до 30 тонн груза: боеприпасы к артиллерии, продовольствие для личного состава.
Вертолётами отправили начальника разведки корпуса, отстранённого от должности за трусость и дезорганизацию в руководстве 212-м батальоном спецназа, секретаря комитета НДПА провинции с советниками. Командование 212-м батальоном взяли на себя.

В 9.30 штурмовиками нанесён авиаудар по посту малишей. Прямым попаданием он был снесён до основания. К счастью, в это время малиши находились в другом месте. Никто не пострадал. Случайность? Мы проверили наши заявки — таких по данной цели мы не давали. Тогда кто?

В 15.30 нанесены авиаудары по точечным целям. Заявки на эти удары мы подавали ещё 21 января, в день прибытия в бригаду. А выполнили их только сегодня — 27-го.
Подготовка разведгруппы идёт активно. Решили её задействовать 29 января.
Войсковой разведкой установлено, что в районе кишлаков Шинкай, Бадьяр, Тани обнаружено до 500 человек в чёрной форме.
Командующий объяснил, что в такой одежде ходят смертники, готовые на всё! Цель их: не пропустить автоколонну в Чамкани. А это значит, что усиливается блокирование района дислокации 8-й ПБр.
А связи с Кабулом всё нет.
Обсудили план боевых действий 212-го батальона спецназа. Его усилили группой пограничников. Поставили задачу офицерам батальона. В целях подготовки личного состава направили советников. Начало выдвижения — в 1.00 28 января.

В ночь с 27 на 28.01 действиями 212-го батальона с подразделением от 8-й ПБр при поддержке артиллерии мятежники, неся потери, были выбиты с высоты и она занята нашими подразделениями. Потерь не было.

С 6.30 до 10.30 высота была атакована противником. Боевые действия, поддержанные артиллерией, закончились поражением душманов. Прошёл доклад, что они потеряли в бою до 18 человек. Есть раненые в 212-м батальоне.

В 10.30 вертолётами доставлен резерв командующего ПВ из Кундуза в количестве 59 человек. Проведена с ними беседа. Наши советники приняли участие в проведении с ними занятий, в первую очередь по огневой подготовке (учебные стрельбы) и метанию ручных гранат.
На КП установили круглосуточное дежурство. Сегодня, перед наступлением тёмного времени, ожидается ещё одна попытка мятежников отвоевать занятые 212-м батальоном позиции. Проверили готовность артиллерии для нанесения поражения противнику при его попытке атаковать позиции наших подразделений.

29 и 30 января передовые посты, подразделения на позициях подвергались систематическому обстрелу. А 212-й батальон был атакован мятежниками, нападение отбито.
Составили график замены подразделений, занимающих позиции, где активно воздействовали на них мятежники. Предусмотрен им отдых, занятия и подготовка к очередному выходу на позиции.

В 10.30 29.01 высоты, занимаемые 212-м батальоном и пограничниками, были обстреляны своей же артиллерией с позиций армейского корпуса из района кишлака Нарай. Надо разбираться, кто это совершил, но мешает отсутствие связи. Пытаемся всё довести до Кабула. Потерь нет.

Установлено, что резерв личного состава из Кундуза напутан тем, что прибыл в 8-ю ПБр. В Кабуле на них воздействовали отдельные военнослужащие: «Кто улетает в Чамкани, там гибнет и оттуда не возвращается». Эти сведения передали военной контрразведке для разбирательства. Я беседовал с советником ВКР подполковником Е.П. Ковуном по всем негативным вопросам. Действительно, обстановка в подразделениях нездоровая. Ведётся работа по поиску распространителей паники.
В каждую группу прибывших военнослужащих, в подразделения, занимающие огневые позиции, для поддержки морального духа каждую ночь направляли от 5 до 10 опытных, уже участвовавших в боях пограничников. Но тем не менее имелись случаи дезертирства.

В ночь с 30 на 31 января 3-я рота 212-го батальона после отдыха отказалась выходить на позиции для смены другой роты. Потребовался день для разбирательства и работы с личным составом, после чего рота выполнила приказ и вышла в назначенное место.
На позиции высоты Западной в подразделении состоялся суд над сарбозом (солдатом), совершившим самострел, и теми, кто отказывался выполнять приказы.

В 18.00 поставлена задача сформированной разведгруппе. Инструктаж проводил генерал М. Фарук. Это был первый её выход на выполнение боевой задачи.
Провёл совещание с советниками. Обсуждены многие вопросы нашей деятельности, качественного влияния на подсоветных. Находясь несколько дней в 8-й ПБр, я видел, как наши товарищи выполняли свои обязанности, помогали решать сложные боевые задачи афганским офицерам, командованию бригады. Я поблагодарил их за труд, который они вкладывали в повышение боеготовности части. Представил коллективу подполковника Деменкова, назначенного старшим советником командира 8-й ПБр. Одновременно сообщил, что офицер Борисов вместе с нами улетит в Кабул.

С командующим заслушали начальника артиллерии бригады. Подполковник Лала, грамотный артиллерист, умело руководил подчинёнными, своевременно проводил манёвр огневыми средствами, Заранее были осуществлены пристрелки по ориентирам с различных огневых позиций.
Выезжая с ним на заданные высоты, определили позиции для 76-мм и 57-мм орудий. С этой же целью направили его на высоту Герамай, где необходимо было определить позиции орудий для прикрытия огнём подразделений со стороны Северной и Жёлтой высот, откуда противник стал их обстреливать.
Обнаружен кочующий ДШК на южном направлении. Из 9 ДШК противника артиллерией подавлены 3, уничтожен вместе с расчётом — 1.

31 января на двух вертолётах прилетели 28 военнослужащих царандоя. Советнику батальона поставлена задача проверить их боевую подготовку и провести занятия с боевой стрельбой и метанием гранат. За 3 дня изучить их боевые качества с учётом места дальнейшего использования. Обстановка не позволяла уделить этому больше времени.
Определены цели противника для нанесения авиаударов, и данные по ним переданы на КП в Нарай. Связи с Кабулом по-прежнему нет.
Ночью засада от 954-го пограничного батальона обстреляла группу минёров противника. Захвачено 6 мин итальянского производства в пластмассовой оболочке. Проверили — миноискатель на них не реагирует.
Были попытки мятежников атаковать позиции 212-го и пограничного батальонов. Атаки отбиты без потерь с нашей стороны. Противник пытается сбить с высот наши подразделения, понимая, что они обеспечивают безопасность приближающейся автоколонны в Чамкани.

В 9.00 1 февраля с командующим и командиром 8-й ПБр выехали для рекогносцировки местности в Герамай. На высоте Южная обнаружен ДШК с расчётом. После обстрела артиллерией они скрылись. Прилетевшие вертолёты доставили группу специалистов и аппаратуру ЗАС. Наконец-то будем иметь связь напрямую с Кабулом! Доставлено 900 кг мяса, 48 снарядов к 122-мм гаубицам.

Сегодня впервые разговаривал по ЗАС с ГВС. Доложил обстановку за прошедшие дни. Получил одобрение наших действий. Периодически передаваемые телеграммы через ОГ в кишлаке Нусай попадали к ГВС через руководителя представительства. А Николай Егорович, не обладая тактом и дипломатичностью, информировал ГВС о нашем положении. Я понимал, что он хотел ускорить через него доставку средств связи, но получалось так, что обострялось соперничество двух руководителей разных ведомств. А последствия, вызванные этим недовольством, отражались на исполнителях. Сейчас мы это исправим прямым докладом генералу армии Салманову.

Спланировали задачу на проведение боевой операции по восточным высотам, занятым мятежниками. Нахождение их там нас беспокоило, так как оттуда можно ожидать нападения в любое время. На этом направлении у нас сосредоточены основные силы. Но при недостатке артиллерийских боеприпасов проводить операцию безрассудно: противник имел хорошо укреплённые опорные пункты и круглосуточные дежурные силы и средства. Готовим план действий личного состава, определяем цели для артиллерии и авиации.

Неожиданно со всех направлений, с высот мятежники открыли массированный огонь реактивными снарядами, из ДШК, гранатомётов.
С 18 ч. 30 мин. организованное огневое нападение продолжалось не менее 40 минут. По важным целям нами открыт ответный огонь артиллерией ограниченным количеством выстрелов. В основном работали «чармиля» (четырёх-ствольные крупнокалиберные пулемёты). Нападение было отбито.
Но нам с командующим пришлось трижды менять своё местонахождение с офицерами штаба. Противник вёл наблюдение и корректировал огонь по командным пунктам. За несколько прошедших дней подразделения, занимающие высоты, подвергались постоянному огневому воздействию противника, но атакующих действий с его стороны не было.
Погода испортилась: дождь, снег, туман. Ожидать действий авиации не приходится. Обстрелы позиций противником продолжались и днём.

С утра поставлена задача 212-му батальону выйти к населённому пункту Шинкай и занять его. Этим обеспечить проход идущей колонны.
В 20 ч. 45 мин. командующему доложили, что батальон отказывается выполнять распоряжение и ждёт приказа от командира 3-го армейского корпуса.
Передали информацию об этом в Кабул по дежурной линии.

4 февраля подразделения пограничной бригады вышли в район населённого пункта Шинкай и встретились с отрядом обеспечения автоколонны от 3-го армейского корпуса.

5 февраля с 8.00 проводили рекогносцировку на восточном направлении. Уточняли на местности предстоящий план боевых действий.
В 12.00 голова автоколонны из Нарая въехала в Чамкани. По её прибытии сразу же приступили к разгрузке автотранспорта: боеприпасов, продуктов.
В 15.00 командир 3-го армейского корпуса и его советник прибыли к командующему. Обсудили все вопросы, начиная с обеспечения средствами связи и заканчивая взаимодействием.

6 февраля шла совместная с прибывшим командованием 3-го армейского корпуса подготовка к предстоящему проведению операции на южных высотах, где находился противник. Командующий ПВ и командир 3-го армейского корпуса выезжали на рекогносцировку местности предстоящих боевых действий.

7 февраля в 2.00 части 3-го армейского корпуса вышли для занятия южных господствующих высот. К рассвету часть из них уже находилась под их контролем.

8 8.00 666-й полк «К» 3-го армейского корпуса оставил высоту, занятую ночью, и возвратился на исходное место без разрешения командования.
В это время 934-й погранбатальон, не зная, что полк оставил высоту, вышел на её вершину и занял там позиции.
В 9.00 высоту, расположенную правее, уже занимал 203-й батальон корпуса. К ним на усиление прибыл 939-й погранбатальон. Здесь боевая задача была выполнена.
Мятежники обстреляли 934-й погранбатальон, атакой сбили его с высоты и он, не получив поддержки от 666-го полка, сдал позиции противнику.
38-я бригада «К», шедшая на усиление 934-го батальона, не достигнув намеченного рубежа, остановилась.
В 15.00 были нанесены эффективные авиаудары по скоплениям противника в кишлаках Чапара, Данда и Наргисай.
Наблюдением установлено прибытие мятежников на 18 автомашинах со стороны Пакистана в населённый пункт Патан. Их направляли в северное и южное направления от занимаемых 8-й ПБр позиций. Доложено, что к 22.00 все подразделения под воздействием противника вытеснены с занятых позиций. Имеются убитые и раненые в частях 3-го армейского корпуса и 8-й ПБр.

Боевые действия показали неподготовленность личного состава ВС ДРА к схваткам с противником. Больше он воздействовал на военнослужащих психически. Особо отмечено, что офицеры боятся действовать совместно со своими подчинёнными. Старший советник командира корпуса генерал-лейтенант Василий Иннокентьевич Филиппов, доложив по телефону ГВС обстановку за прошедшие сутки и результаты боевых действий, получил указание вылететь в Нарай, а частям 3-го АК 9 февраля колонной возвращаться к месту постоянной дислокации. Для усиления 8-й ПБр оставить 666-й полк «К».
Узнав о таком решении, я подготовил телеграмму руководителю представительства КГБ с ходатайством, чтобы части корпуса не возвращались назад, а продолжали с нами операцию по занятию высот вокруг 8-й ПБр. По этому вопросу у меня также состоялся разговор с ГВС, и я убедил его оставить части здесь до 12 февраля.
Весь день 9 февраля шла подготовка личного состава корпуса и 8-й ПБр к предстоящей операции по овладению намеченными высотами.
В Кабул передали данные по обнаруженным целям для нанесения авиаударов. В районе Патана артиллерийским обстрелом поражены джип и грузовая машина с мятежниками.

10 февраля с 4.00 силами 203-го, 212-го батальонов и 38-й бригады корпуса вышли на высоту с трегопунктом и заняли её без боя.
А в 8.00 мятежники обходным манёвром подошли почти вплотную к частям, которые находились там, и без единого выстрела сбросили их с занятой позиции. К 10.00 весь личный состав без потерь находился уже в местах своего прежнего расположения. От них по рациям не поступало ни одного доклада: все радиостанции выключили по распоряжению командиров. Что это было? В чём причины? Одни вопросы без ответов. По распоряжению командира 3-го армейского корпуса день 11 февраля отводился на подготовку частей для возвращения в Нарай. 666-й полк «К» выдвинулся для занятия западных высот, чтобы обеспечить безопасность выхода колонны корпуса из Чамкани. После этого он должен вернуться и находиться здесь ещё несколько дней в распоряжении командующего ПВ.
С командиром корпуса и его советником согласовали действия частей по прикрытию границы и организации взаимодействия с пограничными бригадами.
С советниками и командованием 8-й ПБр продумали план овладения высотами своими силами после ухода частей корпуса, с учётом того, что 666-й полк «К» остаётся пока в подчинении командующего ПВ.

12 февраля части корпуса организованной колонной вышли из Чамкани в Нарай. 666-й полк «К» возвратили с занимаемых позиций транспортом 8-й ПБр и доставили в Чамкани. С командиром полка и его советником решили личному составу дать день отдыха, организовать баню, а вечером просмотр кинофильма. На следующий день — готовиться для занятия высоты на южном направлении, чтобы продержаться трое суток, помочь бригаде оборудовать там позиции. После этого вертолётами полк перебросят в город Хост.
На совещании с командирами батальонов довели им задачи и потребовали активнее готовить личный состав к предстоящим боевым действиям. Конкретные задачи будут поставлены позднее.

13 февраля доложил ГВС о плане использования 666-го полка по занятию господствующих высот и получил на это разрешение. Почти сразу ко мне зашёл советник командира полка и сообщил, что тот не будет действовать, пока командир корпуса не отдаст ему лично приказ на эту операцию.
Позвонив в Кабул НШ ГВС генералу В.П. Гришину и доложив ему о сложившейся ситуации, стали ждать распоряжения для полка из 3-го армейского корпуса. Оно вскоре было получено. После этого случая у меня утвердилось мнение, что в корпусе не всё в порядке с исполнительностью и управлением частями.
ГВС в своём выступлении на совещании ещё 4 января заявлял, что неисполнительность — это общая беда в ВС ДРА и делать упрёки, исходя из ведомственных соображений, неприлично.
В 16.00 вызвали командира 666-го полка «К» и его советника, все вопросы по подчинению командующему решили и полку была поставлена конкретная задача.
В этот день прибыло 45 человек пополнения для 8-й ПБр из учебного полка. Предстояло их дополнительно готовить здесь.

14 февраля в 9.00 личный состав 666-го полка «К» вышел на намеченную планом высоту и занял её. Командир полка доложил, что оборудуются позиции, соблюдается маскировка.
Вертолётами доставили в 8-ю ПБр 145 призывников. Организуется учебный центр по подготовке бойцов.
В 14.00 провели совещание с офицерами 934-го и 939-го пограничных батальонов. Командирам поставлена задача провести подготовку личного состава по замене 666-го полка «К» на южных высотах 15 февраля.
В 17.30 мятежники начали обстрел высот, в основном из гранатомётов, который в 20.00 прекратился.

С утра 15.02 с командующим находимся на КП, контролируем выход пограничных батальонов на южные высоты. Им предстоит, пока 666-й полк не сменён, заняться инженерным оборудованием позиций. Для этого туда завезли лесоматериал.
До 17.30 личный состав выполнял инженерные работы без воздействия со стороны противника. Как правило, тот начинал действовать именно в это время. И действительно, начался ожесточённый обстрел из гранатомётов, крупнокалиберных пулемётов и одновременно многоголосый крик для психологического воздействия.
Пока было светло, мы наблюдали действия подразделений на высотах. Радисты на КП соединяли с командирами, которые докладывали обстановку. Командующий отдавал приказы. Артиллерия поддерживала обороняющихся огнём.
Тёмное время наступило быстро. В ночи отчётливо видны огненные трассы из стрелкового оружия, разрывы снарядов артиллерии, гранатомётов. Шёл бой.
Радисты доложили командующему, что командиры подразделений и полка выключили рации, связь прервалась. А бой всё продолжался. Мы видели с КП, что трассы из стрелкового оружия шли только в одну сторону, в сторону позиций, занятых нашими подразделениями.
На КП забеспокоились. И, как оказалось, не напрасно. Позиции оставлены мятежникам. А личный состав 666-го полка «К» и пограничных батальонов собрался в местах их расположения к 13 часам, то есть к обеду, 16.02.
По своей линии о результатах проведённых операций доложил ГВС в Кабул. После уточнений некоторых вопросов генерал армии Г.И. Салманов отдал распоряжение подвести итоги с офицерами, поставить задачи советникам на дальнейшие действия и нам с командующим возвращаться в Кабул.
Генерал М. Фарук провёл совещание с офицерами 8-й ПБр, где разобрал действия её подразделений. Отдал распоряжение подготовить личный состав 666-го полка «К» для отправки в Хост. Таким образом, 8-я ПБр оставалась одна для прикрытия границы на важном направлении. И в ней советники — офицеры советских пограничных войск.

17 февраля рано утром мы вылетели в столицу ДРА. Так закончилась наша командировка в 8-ю ПБр, дислоцированную в Чамкани, которая продолжалась около месяца.
Приземлившись в кабульском аэропорту, выехали к руководству, чтобы доложить о своём прибытии.
После этого я отбыл на квартиру, где меня ждала Людмила Андреевна. Ей накануне сообщили о нашем возвращении.
После длительной командировки и отсутствия средств связи нам было о чём поговорить. Я узнал, что ей каждый вечер звонил дежурный, передавал от меня приветы и сообщал, что со мной всё в порядке. Это в то время, когда и дежурная служба не имела от нас информации об обстановке из-за отсутствия связи, а только зная о тех серьёзных условиях, в которых мы там оказались.
Здесь проявились высокие человеческие качества товарищей по отношению к нашим семьям, зная по собственному опыту о их беспокойстве за тех, кто находится в сложной обстановке. Я по сей день благодарен моим боевым друзьям за поддержку, особенно Анатолию Тюлюкину.
Я анализировал действия личного состава афганских ВС, причины его низкой боевой готовности и, в то же время, напористости мятежников.
В армии ДРА служат малообразованные или вообще безграмотные люди из сельской местности. Многие не знают и не понимают, что происходит в стране, из-за отсутствия разъяснительной работы. Они живут в своём племени, только его интересами, выполняют указания вождей и священнослужителей — мулл. Их не интересует, что делается за его пределами. А призванные в армию после очередной облавы, так называемого призыва, они не намерены выполнять чужую волю, рисковать своей жизнью. Тем более воевать со своими земляками.
Офицерские кадры, даже новая их категория, которые являются выходцами из бедной прослойки населения, отрываются от рядовых, соблюдая живучие традиции бывших королевских офицеров.
Личный состав после призыва почти не получает в учебных центрах одиночную подготовку. А значит, не приучен к исполнительности, не воспитан к повиновению. И в экстремальных условиях его «я» преобладает над приказами, патриотическими чувствами. Что и получается, когда надо решать боевые задачи.
Наши советники не раз обращались ко мне за разрешением участвовать в операции совместно с подразделениями. Но их основная задача — учить воевать офицеров афганских пограничных войск, чтобы те сами умели защищать свою страну, её границу, управлять подчинёнными.
По-другому воюют мятежники. В свои банды вовлекают тоже силком. Но там, с одной стороны, воспитывают ненависть к «неверным», пришедшим с оружием на землю их предков, независимо от их целей. Здесь и религиозность играет не последнюю роль. С другой стороны, существует жестокость по отношению к отступникам и их семьям. Ими командуют грамотные люди, идеологически подкованные. За это главари банд получают солидную плату и «бонусы» от зарубежных спецслужб.

18 февраля я подробно доложил ГВС о результатах нахождения нашей группы в Чамкани с выводами и предложениями, что нужно сделать для усиления этого направления.
На очередном совещании советнического аппарата, предоставляя мне возможность выступить с информацией по пограничным войскам, генерал армии Г.И. Салманов пошутил, представив меня, как генерала Яркова—Чамканийского, но подчёркивая этим мою активную работу в Чамкани.
На совещании у руководителя представительства я подробно доложил Николаю Егоровичу Калягину обстановку на ответственном направлении, проведённых операциях и боеготовности частей 3-го армейского корпуса, о состоянии 8-й ПБр и действиях наших советников.

На развитие пограничных войск ДРА
Весь март 1985 г. советнический аппарат занимался разработкой штатов новых пограничных бригад, выбором мест дислокации. Офицеры штаба ПВ учились у нас этой непростой работе.
Выезжая на границу, определяли места расположения 9-й, 10-й, 11-й и 12-й пограничных бригад, их батальонов, наиболее активные маршруты, используемые мятежниками.
25 марта на совещании ГВС представил прибывшего на замену генералу В.П. Гришину нового начальника штаба генерала Леонида Николаевича Печевого. Расставаться с В.П. Гришиным мне было жаль: у нас сложились хорошие деловые отношения. Я всегда чувствовал внимание с его стороны к пограничным войскам и поддержку в решении сложных вопросов. Но не всё зави¬село от него для решения проблем в ПВ.

27.03 новым начальником штаба ПВ назначен подполковник Гулям Фарук (однофамилец командующего ПВ), переведённый с должности НШ 25-й пехотной дивизии. Произошли кадровые перемещения и назначения в пограничных войсках с учётом предстоящего формирования новых бригад.
Беспокойство вызывает усиливающееся дезертирство из ВС ДРА. Не обошло это и ПВ. Многие военнослужащие, насильственно призванные в армию, стремятся быть дома и помогать родным в весенних сельскохозяйственных работах. С большой нагрузкой работают отделы военной контрразведки в пограничных бригадах, военные прокуроры, судьи, чтобы остановить этот процесс. Слабая разъяснительная, воспитательная работа, отсутствие систематических занятий с военнослужащими, отдалённость во взаимоотношениях офицеров с подчинёнными и бесконтрольность вызывают у рядовых нежелание служить. Слабое влияние на массы со стороны партийных, молодёжных организаций НДПА и ДОМА, если они имеются в подразделениях.
В совокупности все названные причины не способствуют созданию крепкого организма ВС ДРА. Отсюда низкие боеготовность и воинская дисциплина.
За 16 суток в марте из ПВ дезертировали 53 военнослужащих, а призвано — 207. Значит, на 1/4 сократилось число от общего призыва.
Поставки боевой техники в ПВ не выполняются по принятому ранее решению ГВС. Та, что приходит из СССР на вооружение армии ДРА, остаётся в армейских частях, а устаревшая и неисправная в основном передаётся в ПВ. Я докладывал ГВС об этих фактах, а меня успокаивали тем, что направят пограничникам ремонтные мастерские (таковых в ПВ нет), запчасти и приведут технику в бо¬евое состояние. Ставил в известность об этом руководителя представительства, но он занимал соглашательскую позицию с ГВС. По этому вопросу у нас возникали острые разногласия.

Проводилась работа с вождями приграничных племён. Но для этого требовалась нам материальная помощь. Создаваемым отрядам малишей нужны оружие, обмундирование, денежное содержание. На это выделялись денежные средства, но всё проходило мимо пограничных войск, они попросту не доходили до тех, кому предназначались.
Слабое звено в управлении войсками — отсутствие в достаточном количестве средств связи, особенно от штаба ПВ до пограничных бригад.
Учитывал такое положение и аппарат ГВС, но ответственности за защиту границы с командования пограничных войск и их советнического аппарата никто не снимал. А трудности, мол, что ж, они есть всегда и всюду.

Привожу некоторые тезисы из выступления ГВС на совещании советников:
■ не просматривается результативность боевых действий с мятежниками у ВС ДРА;
■ проводимые мероприятия по прикрытию границы неэффективны;
■ до 14.04 сего года спланировать действия частей ВС по прикрытию границы;
■ до 15.04 пограничные войска должны получить всё, что ранее запланировано из поставок техники;
■ НШ доложить до 31 марта, что планировалось и что уже получено из техники пограничными частями;
■ беспокойство ЦК НДПА вызывает низкая укомплектованность пограничных войск;
■ до 10.05 завершить формирование 10-й ПБр;
■ отряды малишей довести до общей численности 12000 человек.

В представительстве мне сообщили, что через порт Хайратон (р. Амударья) из СССР направляются для ПВ ДРА 10 шт. радииных машин Р-118 на шасси ГАЗ-66, 16 радиостанций Р-104. Принять меры для получения, сопровождения в Кабул и распределения по частям. Указание В.А. Матросова, таким образом, было выполнено. С командующим мы этот вопрос обсудили. Генерал М. Фарук принял меры по всем моментам, указанным в телеграмме.

В соответствии с принятым решением, перед командованием ПВ стояла задача сформировать 11-ю пограничную бригаду во второй половине 1985 года. Наши советники В.Р. Девятов, Бахрачёв, Н.Я. Балычёв и другие приняли активное в этом участие и оказывали помощь штабным офицерам.
В решении наших задач принимал участие советник из штаба ГВС полковник И.А. Кибаль, участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза. Моё знакомство с ним состоялось в 1984 году на одной из боевых операций, которую совместно проводили на северо-западе страны.
Это очень грамотный, добросовестный офицер. Мы с ним поддерживали письменную связь после возвращения в Союз. Я и сейчас помню адрес его местожительства: город Рига, Латвийская ССР. Общие цели, решение единых задач, необычная обстановка быстро сближали людей, между ними устанавливались дружеские отношения.
Даже в столь напряжённой работе планировались и проводились общественные и партийные собрания, где доводилась обстановка, в которой мы находились, ставились задачи перед партийной организацией и коммунистами, шла информация о важнейших делах в СССР, поднимались другие вопросы, которые связывали наши интересы с жизнью советского народа.
29 марта 1985 года состоялся партийный актив коммунистов посольства и представительства. Затрагивалась тема о работе с подсоветными, по активизации влияния на местное население в укреплении государственной власти. Выступил перед нами Ф.А. Табеев, который обладал ораторским искусством, и его всегда было интересно слушать. И на этот раз он изложил ряд моментов по Афганистану. Я кратко записал и, думаю, то, что я здесь приведу часть его выступления, это только дополнит наши знания об Афганистане того времени.

Ф.А. Табеев говорил, что обстановка в Республике Афганистан на сегодняшний день сложилась такова, что армия и другие её органы с помощью ограниченного контингента советских войск не добились желаемого успеха в борьбе с антигосударственными формированиями, и до сих пор не решён вопрос кто кого победил.
Граница не охраняется должным образом и она доступна для перехода бандформирований.
ЦК КПСС внимательно следит за нашей деятельностью по оказанию помощи афганскому народу и даёт установку, наряду с другими задачами, оказывать помощь в укреплении границы ДРА.
Против этой страны объединились США, мусульманские реакционные силы Пакистана, внутренняя контрреволюция. По сути, совершается внешняя агрессия против государства. К этим силам присоединился и китайский гегемонизм. Нужно было ожидать, что любая революция вызывает появление контрреволюции, и она может иметь поддержку извне.
Вот почему мы в 1979 году ввели сюда части Советской армии. Этим спасли Афганистан как суверенное государство, помогли защитить революцию.
У нас другого выхода не было, мы прикрыли прежде всего южные границы СССР. Да, мы несём сегодня некоторые потери. Но это для того, чтобы потом их меньше было.

Категория: Книги | Добавил: Афган (04.10.2010)
Просмотров: 1806
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2024
При использовании материалов сайта ссылка на //pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz