Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Книги

Категории каталога
Cтатьи [211] Газеты [87] Журналы [29] Воспоминания [54]
Рассказы [15] Стихи [365] Книги [38] Сборники [7]

По периметру границы Афганистана Стр. (172-191)
13.08.1983 г., в 12.00, совместно с группой советников из аппарата ГВС вылетел в Шинданд, через Кандагар. Это первое моё посещение пограничных бригад в качестве советника командующего ПВ ДРА.
В Кандагаре дислоцировалась 3-я ПБр.По докладам я уже имел представление в общих чертах о пограничных частях. На этом направлении противник не проявлял активности. Считалось, что эта часть самая боеспособная. В 1983 г. она успешно провела несколько боевых операций. В её штате восемь пограничных батальонов на линии границы и один — резервный.
Рядом дислоцируются подразделения СА, с которыми пограничники активно взаимодействуют.
Пограничные батальоны этой бригады охраняют границу по направлениям, самостоятельно проводят ночные засады. Резервный батальон используется для уничтожения обнаруженного противника за пределами основного рубежа охраны линейными батальонами.
Командир бригады прошёл обучение в США. Характеризуется как боевой, инициативный офицер.
Из-за ограниченного времени успел провести совещание по заслушиванию офицеров по обстановке. Некоторых советников я знал по службе в КСЗПО: А.Б. Калачёва, Г. Чибисова, Кривоше-ева, Водняева. Это грамотные, боевые офицеры, имеющие хороший опыт в службе, работе с местным населением. Успех бригады — большая заслуга этих людей.

Время нас торопило и мы вылетели в Шинданд, в 7-ю ПБр. Она находилась в процессе формирования с 18.05.1983 г. В её состав входили 5 линейных и 1 резервный батальон, артиллерийский дивизион 76-мм орудий.
На день нашего прибытия её укомплектованность личным составом составляла 28%. Для ускоренного пополнения разрешили призывать мужчин из близлежащих населённых пунктов. Но призыв шёл медленно.

В бригаде находились советники, недавно прибывшие из ПВ КГБ СССР, ещё не имеющие практически боевого опыта: майор А.С. Маркин, подполковник И.Ю. Максименко, капитан Г.П. Фёдоров. Офицеры активно вникали в обстановку, в формирование бригады, организацию службы по охране границы. Учили этому и помогали в работе подсоветным.
Заслушав на совещании доклады, я сделал вывод, что офицерами делается много для повышения боеготовности ПБр: выходы с подразделениями на границу, изучение маршрутов движения бандгрупп из Ирана, выявление их баз в приграничной полосе, обучение подразделений и офицеров бригады тактическим действиям.
На совещании разработали планы дальнейшей деятельности бригады, работы советников, уточнили потребность в вооружении и материальном обеспечении. Большая работа предстояла по обустройству части.
Провели занятия по тактике действий подразделений при встрече с бандгруппами. Особое внимание я обратил на личную безопасность советников, создание для этого группы охраны из числа личного состава бригады.
Договорились о связи по нашей линии с оперативным дежурным в ГШ. Своевременные доклады из бригады смогут помочь среагировать в оказании помощи или содействии в интересах пограничной части.
При выезде на аэродром встретился с командиром 5-й МСД, дислоцированной в Шинданде. Обсудили вопросы взаимодействия 5-й МСД и 7-й ПБр. Командир МСД обещал поддержку пограничникам и, как показали дальнейшие события, им было налажено хорошее взаимодействие.
На следующий день я доложил генералу армии М.И. Сорокину о результатах моей поездки по бригадам. По всем вопросам, в которых требовалось помочь 7-й ПБр, он обещал отдать соответствующие распоряжения по доукомплектованию, строительству, довооружению. А мне поручил взять на контроль их выполнение и по необходимости докладывать ему об исполнении.

В 15.00 состоялось партийное собрание советников аппарата ГВС, где М.И. Сорокин выступил с докладом, в котором упор делал на усиление призыва в вооружённые силы ДРА.
Выдержки из его доклада:
«.. .Армия ДРА не окрепла и самостоятельно не готова взять на себя основную тяжесть борьбы с мятежниками. Она аполитична.
К концу года вооружённые силы должны иметь 200-тысячную укомплектованность личным составом (в 1982 г. было 111 тысяч). Но надо учесть и то, что осенью предстоит увольнение 40 тысяч военнослужащих.
Укомплектование воинских частей, дислоцированных в районе Шинданда, обеспечить призывниками из местного населения.
Для погранвойск призывников набирать из местных жителей своими силами. Им никто призывников давать не будет.
Необходимо исключить, чтобы советники в частях ставили задачи подсоветным и руководили всеми действиями. Учить их самостоятельным действиям.
В ВС не утихает фракционная борьба. Отсутствует единство в партийных организациях. Иногда советники сами становятся фракционерами, поддерживая подсоветных той или иной группы...»

17.08.1983 г. изучил обстановку по ПВ, рассматривая донесения советников из ПБр:
1. 1-я ПБр: 10.08 мятежниками уничтожен погранпост (участок Джелалабада).
2. 2-я ПБр (Хост): обстрелян 906-й Пбат. Имеются раненые.
3. 15-й погранполк: (Ургун): в результате боестолкновения с бандгруппой имеются положительные результаты.
4. 4-я ПБр (Зарандж): 916-й Пбат захватил в плен трёх бандитов.
5. 18-й погранполк (Чамкани): осложнилась обстановка.
Участились обстрелы гарнизона мятежниками. Заканчиваются продукты питания. Исключён подвоз материальных средств наземным транспортом.

Доложив ГВС о положении 18-го погранполка, с его разрешения 19.08 вылетел в эту часть. Вместе со мной полетел заместитель командующего погранвойсками ДРА генерал-майор Кизым. Он в отсутствие командующего исполнял его обязанности. Опытный офицер, не раз бывал в боевых действиях, был ранен в ногу. Передвигался с помощью трости.
Прибыв в расположение на вертолётах, мы изучили обстановку. Этот полк был передан в пограничные войска из состава дивизии. Дислоцировался в низине, окружённой со всех сторон высотами. Единственная дорога, чтобы из центра доехать до полка, проходила через горную местность, перерезаемую в нескольких местах бандгруппами или недружественными для власти племенами. Но, по замыслу, его расположили на путях активного движения мятежников из Пакистана. Он прикрывал важное направление — выходы к столице ДРА Кабулу.
Вокруг полка, на высотах, на подходах к месту расположения, сосредоточилось порядка 12 банд.
Я заслушал доклады наших советников. Майор С.Н. Колесников, капитан В.С. Пицек, майор В.А. Свалов оказались в сложном положении. В части числилось всего 580 военнослужащих. Из-за не дружественности племени мангал набрать призывников для службы в полк практически невозможно.
В штате полка дивизион 122-мм пушек (часть из них неисправна, отсутствуют боеприпасы), 3 танка (2 неисправны), БТР-152 — 7 единиц (2 неисправны). Отсутствовала постоянная связь, т.к. для этого не было технических средств.
В связи с отсутствием продовольствия командование наладило контакт с населением и в долг занимает всё необходимое для личного состава.
Требовалась немедленная помощь из центра.
Уточнив обстановку, я с Кизымом вылетел в Кабул для доклада ГВС.
На следующий день советники провели работу по подготовке продовольствия и боеприпасов для отправки в Чамкани. Поручил капитану Н.Т. Шилову (советник в тыловой службе, отвечающий за снабжение пограничных частей) дать заявку на вертолёты для доставки груза в пограничную часть.
Капитану Н.Т. Шилову сложно было выполнять задачи по снабжению тех частей, куда груз доставлялся по воздуху. Часто его заявки на вертолёты не выполнялись. Случалось и такое, что перед вылетом поступала команда о перенацеливании вертолётов для выполнения другой задачи, тогда груз тут же выгружался прямо в аэропорту. Не раз мне приходилось вмешиваться, чтобы ему помочь «выбить» вертолёты для обеспечения частей необходимым грузом.
На этот раз всё обошлось, как планировали: необходимое продовольствие доставлено по назначению.

С первых чисел августа 1983 года, выполняя обязанности советника командующего ПВ ВС ДРА, вникая в состояние пограничных войск, я стал разделять беспокойство с другими нашими советниками за положение дел в частях, особенно на участках афгано-пакистанской границы.
Вот что пишет об этом Ю.А. Нешумов, в то время начальник штаба ГУПВ, в своей книге «Границы Афганистана»: «Наиболее сложным оставался афгано-пакистанский участок. Из-за высокой активности мятежников, особенно в районах Ургун, Хост, Кунар, афганские батальоны, не имея достаточных сил и средств, иногда продолжительное время находились в полной изоляции (по сути, в окружении мятежников) и несли тяжёлые потери. Доукомплектование же их, равно как формирование планируемых (7-я погранбригада в Шинданде), из-за нехватки пополнения, вооружения и техники велись слабо. Но афганским пограничным частям на границах с Ираном и Пакистаном удавалось самостоятельно проводить некоторые операции и участвовать в операциях армейских соединений».
Далее он продолжает: «А пока граница с Пакистаном охранялась четырьмя погранбригадами и двумя полками. Из действующих здесь 42 караванных маршрутов через границу прикрывался лишь 31 (многие из них лишь на какое-то время).
К осени немного выросла численность пограничных войск (16,3 тыс. человек — 43% к штату)».

Перед ГВС, руководителем представительства многократно поднимали вопрос для обсуждения на совещании советников об усилении работы с племенами, по созданию от них отрядов малишей (вооружённая часть племён) и привлечению их к охране границы. Задача ставилась, чтобы за каждым пограничным батальоном закрепить один отряд, а в погранбригаду ввести двух штатных офицеров по работе с племенами. В 1-й, 2-й и 6-й бригадах создали отряды малишей, ввели в штаты офицеров, отвечающих за эту работу. Такой опыт планировали распространить и на другие бригады.
В представительстве создана группа по работе с племенами. В неё вошли по одному работнику из каждого отдела.
Влияние этой группы постепенно сказывалось на результатах по привлечению племён на сторону власти. Но на это требовались большие расходы, денежные средства. В дальнейшем работу проводили со старейшинами, вождями племён.

В этот день пришла информация, что в конце июня — начале июля сего года в городе Читрад (Пакистан) прошли переговоры китайских представителей с руководителями лагеря беженцев (кишлак Бешам-Кала, 180 км севернее г. Пешавар). Они просили снабдить их оружием для борьбы с народной властью в ДРА.
На это китайская сторона соглашалась, но с условием — до закрытия перевалов переправить беженцев в Афганистан, часть из них прошла подготовку в учебных центрах боевиков в КНР в 1982 г.
Из этого надо было делать вывод о необходимости усиления прикрытия границы на востоке, для исключения её перехода во¬оружёнными отрядами мятежников.
Хотел бы высказать своё отношение к Китаю. Он всегда относился к СССР, а затем к России, только с одной точки зрения — выгодна ли ему северная страна? За этот период мы уже не раз испытывали его отношение к нам: даманские события, перенос границы с исторических мест в нарушение ранее подписанных договоров, поставки в Россию вредных для здоровья продуктов и товаров, нелегальное проникновение десятков тысяч (если не сотен) китайцев, истребление дальневосточных лесов и фауны.

Вероятно, какие-то неизвестные нам причины не позволяли нашему государству реагировать на это должным образом, принимать твердые меры для отпора великодержавному шовенизму китайской стороны.
С учётом полученного сообщения, ГВС принял решение о формировании двух пограничных батальонов в районе Файзабада. Дополнительно дана команда формировать два погранбатальона и на западной границе с Ираном — в Гульране.
Эту задачу он поставил перед НШ ГВС генералом В.П. Гришиным и мной. Продумать: откуда взять личный состав и вооружение.
Обсудив этот вопрос с Владимиром Павловичем, я отправился в штаб ПВ и совместно с генералом Кизымом начал работу по организации новых батальонов.
Поставив задачу штабу, с Кизымом стали готовиться к вылету в Джелалабад. 4-й отдел получил от меня поручение в оказании помощи штабу ПВ в формировании новых пограничных батальонов. Совместно с генералом Кизымом 21.08.1983 г. вылетели в Джелалабад.
В течение двух дней мы работали в 1-й ПБр. Кизым занимался с офицерами бригады, а я обсуждал с советниками их работу с подсоветными по организации всей деятельности в части. Офицеры Василевский, Шерстобитов, Жекис, Нестеренко получили соответствующий их работе инструкаж. Здесь я увидел, в каких сложных условиях живут и выполняют свои обязанности эти советники. Отсутствие электричества, радио, телевидения, печатных изданий оставляет отпечаток на психике наших людей. Кроме этого, они всегда испытывают напряжение боевых условий.

24.08, после возвращения из Джелалабада, сразу оказался на совещании, где обсуждался вопрос о призыве в ВС ДРА. С основным докладом выступил генерал армии М.И. Сорокин. Он отметил, что на сегодняшний день ВС имеют численный состав в 159 тысяч человек. Была поставлена задача к 1.09.1983 г. довести её до 160 тысяч человек, а к концу года — до 200 тысяч. В целом план не выполняется. Генеральный штаб ДРА не проявляет беспокойства, действует только под нажимом советников. Отмечается дезертирство из войск. Не выполняется приказ МО ДРА о сроках увольнения. Контроль за этим отсутствует. В медицинских комиссиях процветает подкуп для досрочного увольнения по несуществующим болезням.
В выступлении ГВС сделан упор на исправление недостатков в работе по призыву, исключению дезертирства и в пограничных войсках ДРА.
В конце совещания даны указания на усиление работы по призыву.

За непродолжительный срок выполнения по совместительству обязанностей советника командующего ПВ ВС ДРА и своего присутствия на совещаниях ГВС я неоднократно слышу критику, в основном в адрес пограничных войск, а значит, и деятельности советников, офицеров ПВ КГБ СССР.
Стал понимать, что в этом проявляется межведомственное соперничество. Но оно затем отражается на исполнителях низшего звена.
Об этом я доложил руководителю представительства, так как ранее он предупредил меня, что я являюсь его заместителем по пограничным вопросам.
После короткого обсуждения Борис Николаевич Воскобойников дал мне несколько рекомендаций по работе с коллективом 4-го отдела, с командованием ПВ ВС ДРА, по взаимоотношениям с руководителями советнических аппаратов различных ведомств в Кабуле.
В укреплении пограничных войск здесь надо рассчитывать только на свои силы. А для успешного решения вопроса необходимо иметь доброжелательные отношения с советниками аппарата ГВС. От этого будет зависеть и отношение к ПВ. За последние несколько месяцев отношения были изрядно подпорчены. Надо исправлять ситуацию. Мы решаем одну за¬дачу в ДРА и надо объединять наши усилия, а не противопоставлять их друг другу.
Этот совет в последующей моей работе пригодился. Дружеский разговор, состоявшийся с Борисом Николаевичем, его рекомендации я всегда помнил, общаясь со многими советниками на протяжении всего времени пребывания в Афганистане.
Вскоре у коммунистов 4-го отдела состоялось партийное собрание. Присутствовали офицеры, вызванные с границы. Я решил использовать этот момент и откровенно поговорить о положении дел в войсках, о работе с подсоветными, о справедливой критике нашей деятельности со стороны руководства ГВС.
Но сначала выслушал выступающих Пяткавичуса, Эпиташвили, Н.Е. Свистуна, А.А. Завалко и сделал вывод, что со стороны руководства МО ДРА не уделяется должного внимания обеспечению всем необходимым пограничных войск, хотя это их обязанность, так как ПВ являются составной частью министерства обороны ДРА.
Это подтверждало мои наблюдения об отношении в аппарате ГВС к ПВ.
Разговор на собрании состоялся открытый, острый. Для меня, моей работы было полезным выслушать своих товарищей, которые находились непосредственно в частях и знали действительное положение дел.
Мне предстояло подготовить доклад для ГВС по конкретным вопросам, по обеспечению ПБр, разработать график завоза материальных средств автотранспортом и авиацией в горные, труднодоступные места дислокации частей ПВ.
Но прежде всего эти вопросы предстояло проработать с командующим ПВ, чтобы подготовленные документы легли на стол одновременно и ГВС, и НШ МО ДРА.
В пограничные бригады подготовили телеграмму за моей и командующего подписями с указаниями активизировать боевые действия против бандгрупп, пересекающих границу и действующих на участках пограничных подразделений, продолжать набор призывников в ПВ, усилить работу с племенами в создании отрядов малишей с привлечением их к охране границы. В этой работе не ссылаться на указания министров племён и народностей Лаека и МВД Гулябзоя, так как они состояли в правительстве Амина. А вожди племён помнят репрессии этого диктатора против них, а
поэтому могут и не пойти на контакт. Привлекать к сотрудничеству нужно на материальной основе.

29.08.1983 г. вызван в Ашхабад на военный совет пограничного округа. Один из обсуждаемых вопросов — своевременная взаимоинформация о начале боевых операций подразделениями пограничного округа и частями 40-й армии, ВС ДРА в северных провинциях и в зоне ответственности ПВ КГБ, об обмене разведданными о бандгруппах.

По возвращении в Кабул передал информацию штабу ГВС о результатах действий подразделений ПВ в зоне ответственности за август.
«Часть сил мятежников в начале августа переместилась из южных районов в зону Андхоя провинции Фарьяб. Банды, получив пополнение с баз Мармоля, пытались установить контроль за этим уездом.
В район Имам-Сахиба прибыла банда из Пакистана. Банда Наби пыталась укрепить свои позиции в районе Дашти-Кала.
.. .В районах Андхоя и Дашти-Кала банды ликвидированы.
По ликвидации банд в районах Имам-Сахиба и Ходжагара операции начнутся 30.08 сего года.
...По-прежнему влияние органов власти за пределы административных центров, как правило, не распространяется, что затрудняет стабилизацию обстановки. Из-за пассивности провинциального руководства Кундуза, Тахора, Бадахшана до сих пор нет органов власти ни в одном из северных уездов.
...Потерпев поражение от правительственных войск ДРА и ПВ КГБ СССР в равнинной.зоне северных провинций, мятежники оборудовали опорные пункты в горных районах, создают там запасы вооружения, боеприпасов и продуктов питания. Оттуда совершают вылазки для террористических действий.
Наиболее крупные базы находятся: Каттамаш (пр. Фарьяб), Дарзаб, Чунгур, Пистаали (пр. Джаузджан), Альбурз (70 км вос¬точнее Шибаргана), Мармоль (пр. Балх). По каждой базе указаны координаты цели.
Считали бы целесообразным в оставшийся период 1983 г. и в течение первой половины 1984 г. подготовить и провести ряд последовательных совместных операций с частями 40-й армии и ВС ДРА по ликвидации баз мятежников, примыкающих к зоне ответственности ПВ КГБ...»
Копии этой информации переданы послу Ф.А. Табееву, командующему 40-й армией генерал-лейтенанту В.Ф. Ермакову, Б.Н. Воскобойникову.

От многих источников поступала тревожная информация о пассивности должностных лиц ДРА в работе с местным населением, по укреплению органов власти в населённых пунктах. Там, где находились советники у руководителей разного уровня власти и учили их формам и методам выполнения своих должностных обязанностей, было явно недостаточно. А некоторых подсоветных приходилось заставлять и, по возможности, контролировать их работу. Порою наши советники сами допускали случаи выполнения обязанностей своих подсоветных, что было недопустимо. Нельзя было развивать у тех чувство иждивенчества.
Это беспокойство высказывали на совещаниях и руководители советнических аппаратов различных ведомств.
Ранее на совещании военных советников выступал заместитель ГВС генерал-лейтенант Николай Фадеевич Кизюн.
«...Обучая своих подсоветных методам организации, выполнения своих должностных обязанностей в новых условиях, слабо спрашивали с них за качество выполняемой
работы;
■ наша обязанность советовать, а они — хозяева, должны работать в интересах своего народа;
■ учить афганского офицера быть ближе к своему подчинённому;
■ деликатно проводить линию на укрепление единства НДПА среди её членов. Всякое их заявление на веру не принимать, а проверять;
■ надо изживать их иждивенческие настроения;
■ на представлении к очередному воинскому званию, к назначению на вышестоящую должность обязательно должна стоять виза советника;
■ обратить внимание на руководство ПВ ВС ДРА, на взаимоотношения командующего и начальника политотдела».

Это выступление показало мне, что не совсем благополучно обстоят дела у моего подсоветного со своим заместителем — начальником политотдела. Знание этой ситуации на начальном этапе работы имело для меня немаловажное значение. Вникая в деятельность командования, я узнал, что эти офицеры принадлежат к разным течениям НДПА: командующий — к «Хальк», а его заместитель — к «Парчам». Непростое сочетание?
Значит, и работу мне надо проводить по объединению их усилий в руководстве ПВ.

С командующим ПВ я познакомился, когда мы вылетали в Герат, а затем выезжали в Гульран выставлять на границу вновь сформированный 940-й пограничный батальон. Накануне генерал-майор М. Фарук вернулся из Москвы.
Перед выставлением батальона мы тогда провели занятия с офицерами, сержантами и рядовыми по всем предметам боевой подготовки, тактике ведения боевых действий с бандгруппами, организации охраны границы. В сопровождении ММГ советских ПВ выставили их на участок границы.
За время совместной работы у меня была возможность познакомиться с подсоветным.
Генерал-майор М. Фарук родился в кишлаке недалеко от Кабула, в небогатой крестьянской семье. Пуштун. Родители дали образование. После шести классов поступил в военное училище. Закончил артиллерийский факультет. Служба в 18-й ПД, 88-й артиллерийской бригаде. Вступил в НДПА, избирался секретарём партийной группы «Хальк». Учился в артиллерийской академии г. Ленинграда. После Саурской революции отозван с 3-го курса академии и назначен заместителем командующего 3-го армейского корпуса, затем — командующим ПВ МО ДРА. Состав семьи — 14 человек. Проживают в 5-комнатной квартире. Старается не привлекать внимание к вопросу принадлежности к фракционной группе и на эту тему от разговора уходит. Спокоен. Рассудителен. Пользуется авторитетом подчинённых.

После выступления генерала Н.Ф. Кизюна, его замечаний по отношениям среди командования ПВ, я стал присматриваться к работе командующего и его заместителю — начальнику политотдела полковнику Бисмулле, состоящему в группе «Парчам». От этих двух руководителей, их личных отношений зависит дружная работа всего коллектива офицеров управления и в пограничных бригадах. В этих коллективах имелись сторонники каждого из них и по партийной линии. Значит, возможна и фракционная борьба, если в составе командования ПВ не будет согласия.
Для объединения этих людей, занимающих первые должнос¬ти в ПВ, с моей стороны необходимо было продумать меры, своё поведение с ними для их сближения и согласованной работы.
Во время проведения очередного военного совета в Ашхабаде я поделился своими размышлениями на этот счёт с начальником войск округа генералом Г.А. Згерским. Мы обсудили сложившееся положение, и Геннадий Анатольевич предложил пригласить Фарука с Бисмуллой на нашу территорию и здесь практически показать дружную работу командования округа. Я согласился с этим предложением, понимая, что совместная поездка сюда может сблизить этих людей.

Возвратившись в Кабул, с командующим спланировали вылет в Файзабад, где сложилась непростая обстановка на границе с Пакистаном. Кроме организации её охраны, мы должны были уточнить взаимодействие с советскими пограничными подразделениями. Я предложил включить в группу и начальника политотдела полковника Бисмуллу.
Наметили вылет, после утверждения нашего плана ГВС, на 8.09.1983 г. Перед вылетом я позвонил генералу Г.А. Згерскому и сообщил дату нашего прибытия в Хорог. К этому времени он доложил об этом генералу армии В.А. Матросову и получил разрешение принять командование ПВ ВС ДРА на участке пограничного отряда в г. Хороге.
В назначенный день вся группа вылетела в Файзабад (северо-восточная часть Афганистана). Все стоящие перед нами задачи были решены. Кроме того, побывали в Гульхане. В заключение работы я передал приглашение генерала Г.А. Згерского залететь в Хорог, на советскую сторону, чтобы изучить охрану границы на участке Ишкашима.
Командующий и его заместитель согласились с предложением и мы, перелетев через государственную границу, произвели посадку на аэродроме г. Хорог. При выходе из самолёта нас встретила группа офицеров во главе с генералом Г.А. Згерским. Здесь же находился начальник политотдела войск округа генерал-майор Виктор Фёдорович Запорожченко. Встреча была тёплой.

Вся группа офицеров переехала в расположение пограничного отряда.
Программу пребывания на советской территории составили так, чтобы дать посмотреть гостям пограничный отряд в Хороге, побывать в Калайи-Хумбе, Пяндже, Душанбе. Показать организацию охраны границы, учебную материальную базу, центр подготовки пограничников. Учитывались и намеченные встречи с руководителями партийных организаций и органов власти разного уровня.
Но стояла и другая, наиболее важная, задача. Показать афганским коллегам целенаправленную, дружную работу начальника войск и его заместителя по политической части — начальника политотдела округа.
Генерал Запорожченко проделал соответствующую работу с полковником Бисмуллой. Этому содействовали встречи с местными и республиканскими руководителями.
Четыре дня встреч, практических выездов повлияли на сознание афганских руководителей, они осознали, что только дружеские отношения могут дать положительные результаты в решении любых задач.
Уже в Кабуле я и другие советники явную неприязнь Бисмуллы к командующему не отмечали. Это отметил и заместитель ГВС генерал Н.Ф. Кизюн. Можно было сделать вывод: наша поездка дала положительные результаты. Будем продолжать эту работу на укрепление взаимоотношений командования ПВ.
Состояние ПВ ДРА требовало качественно изменить политику в подборе и расстановке офицерских кадров. По этому вопросу наметили провести совещание с командованием ПВ.

Подготовительную работу с приглашением представителей всех отделов управления ПВ и участием советников проделал полковник Девятов Виль Рахимович. Обсуждался один вопрос: о кадровых перестановках в ПВ ДРА. Здесь присутствовал первый заместитель начальника ПВ КГБ СССР генерал-лейтенант И.П. Вертелко.
К этому совещанию шла кропотливая подготовка. Учитывалось мнение советников пограничных бригад по каждому офицеру: их деловые и командирские качества, кто и где учился и прошёл переподготовку, высказывания в адрес советской помощи Афганистану, проявление фракционности в НДПА, авторитет среди подчинённых.
Это мероприятие готовилось так, чтобы офицеры отделов, в основном кадрового, сами давали характеристики обсуждаемым кандидатурам. С нашей стороны участие заключалось в том, чтобы дать ответ на возникающий вопрос и внимательно наблюдать за ходом обсуждения.
Совещание прошло не очень активно и без эксцессов. Здесь не затрагивались при обсуждении кадры политработников. Мы понимали, что сейчас это делать нецелесообразно по многим внутриполитическим причинам.
Активное участие в обсуждении кадрового состава принимал начальник политотдела ПВ полковник Бисмулла. Я ожидал, что он может по многим кандидатурам не согласиться с мнением командующего. Но всё произошло так, что ни одного острого вопроса или разногласия между ними не было. Считаю, что наша совместная поездка на территорию СССР, работа генералов Г. А. Згерского и В.Ф. Запорожченко с ними проведена не напрасно.
Обсуждаемые кандидатуры на выдвижение и перемещение согласовывали в соответствии с подготовленным нами планом. Приказом МО и командующего ПВ ДРА все эти офицеры были утверждены в должностях.
Когда совещание закончилось, я использовал присутствие основной части советнического аппарата для обстоятельного разговора о требованиях и указаниях, которые доводил до нас ГВС.

В наш адрес нередко звучали критические замечания по работе с подсоветными. Наша задача — учить их принимать самостоятельные решения, добиваться настойчивости в их выполнении. Не подменять афганских офицеров в любых условиях обстановки и исключать иждивенчество. Отучать «оглядываться на шурави» в ожидании постоянных подсказок. Помогать командирам своими советами в повседневной деятельности, в подборе и обучении кадров. От этого зависит успех в работе как подсоветного, так и действий пограничной бригады в целом.
Генерал И.П. Вертелко акцентировал внимание на то, что мы находимся во фронтовых условиях. Значит, и работать нам надо по-фронтовому.

12 октября группа офицеров во главе с генералом И.П. Вертелко вылетела в Шинданд для работы в 7-й ПБр. Наша цель состояла в том, чтобы проверить подготовку двух пограничных батальонов, провести с ними дополнительно занятия и организовать их выдвижение на границу.
Советники бригады — А.С. Маркин, Г.А. Фёдоров проводили занятия с афганскими офицерами по подготовке батальонов к самостоятельным действиям, через командира бригады добивались выполнения указаний командования ПВ.
Командующий ПВ генерал М. Фарук отметил хорошую подготовку батальонов в боевом отношении и дал разрешение на их выход на границу с Ираном для выполнения задач по её охране.

Перелетев на самолёте в Кандагар, мы с 13 по 15 октября работали в 3-й ПБр. Это было не первое наше её посещение. Нас встретили уже знакомые командир и советники.
Командование бригады успешно справлялось со стоящими перед ним задачами. Тому способствовала хорошо поставленная работа разведки. В этом направлении высоко оценивалась деятельность майора Г.А. Чибисова. Имея опыт работы в СЗПО, он внедрял его здесь, в условиях Афганистана. Не только учил своего подсоветного добывать разведданные, но и сам, зная язык и местные обычаи населения, достаточно глубоко владел обстановкой. По полученным ими данным пограничные батальоны, особенно Успешно использовался резервный, устраивали засады, вступали в бой с бандгруппами, пытающимися преодолеть охраняемую границу. Но когда недостаточно было сил, обращались к подразделениям СА, находящимся недалеко, передавали им данные о бандгруппах и те успешно их реализовывали.
Майор Г.А. Чибисов за эффективное выполнение задач по уничтожению банд был представлен к ордену и получил его. Через 1,5 года за организацию боевых действий и успешные проведения операций был повторно представлен к государственной награде, но на этот раз кадровый орган ГУПВ ответил отказом. Кому-то показалось, что для одного человека две награды — много. Как говорится, всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны! К сожалению, такие примеры на моей памяти не единичны.

Выезжали в погранбатальоны для изучения работы командиров. Не везде дела обстояли благополучно. В 915-м батальоне командир и его заместитель по политической части отстранились от руководства подразделением, перестали выполнять служебные обязанности. Батальон был на грани разложения. Заместитель по политчасти, молодой лейтенант, которого направили на эту должность из Кабула без согласования с нашими советниками, занял позицию, откровенно враждебную к советской стороне. По моей рекомендации генерал М. Фарук, с прибытием в
Кабул, принял меры по замене этих офицеров.

С командующим ПВ вновь обсудили вопросы о кадровых назначениях, переводах, повышения в должностях офицеров, присвоения очередных воинских званий. Без согласования с советниками офицеры кадрового отдела не должны представлять проекты приказов на подпись ему и начальнику политотдела. Об этом говорили также с полковником Бисмуллой. Оба с моим предложением согласились.

По прибытии в Кабул я получил информацию от командования пограничного округа из Ашхабада для посла, ГВС и руководителя представительства о совместных боевых действиях в зоне ответственности советских пограничников и афганских подразделений с бандгруппами. В близлежащих от Ташкургана кишлаках укрепляются партийные и местные органы власти.

В Бадахшанской провинции захвачены два агента из Пакистана, которые шли с разведывательной целью: установить дислокацию и количество воинских частей в этой провинции. Переданы в ХАД.
В рудниках добывается лазурит сторонниками бандгрупп для продажи, чтобы на эти деньги закупать оружие.
За сентябрь проведено 3 плановых операции, 11 частных; выставлено 9 КЗР; уничтожено — 521, захвачено — 220 мятежников, в том числе 2 главаря. Передано в вооружённые силы 300 призывников.
Эту информацию я оформил официальным документом и представил адресатам.

В начале ноября случилось происшествие с нашим советником Басовым.
Выполняя задачу по доставке продовольствия для 15-го пограничного полка в Ургун на вертолётах с афганскими лётчиками, во время полёта ему показалось, что он продолжается дольше обычного по времени. Тогда он спросил командира экипажа: «Куда мы летим?» Лётчик учился в Советском Союзе и хорошо знал русский язык. По-русски ответил: «Летим в Пакистан». Одновременно то же сказал и штурман вертолёта. Это было для Басова неожиданностью, тем более, что он в вертолёте находился один с грузом. Поэтому моментально среагировал: выхватил гранату, ударом вывел из строя штурмана, выдернул чеку и дал команду лётчику возвращаться назад.
Это была драматическая ситуация. Вертолёт вернулся на аэродром в Кабул.
По поручению Б.Н. Воскобойникова я встречался с вертолётчиками и Басовым.
По данному случаю с афганскими «асами» разбирался и спецорган. Они заявили там и объяснили мне, что просто «пошутили с шурави». Намерения улетать в Пакистан у них не было. Хотели проверить реакцию русского.
Беседуя с Басовым, я видел, как переживал он случившееся: «А что мне было делать? Я на борту находился один. На мой вопрос они оба сразу ответили, что летят в Пакистан. И если бы это осуществилось, я бы взорвал вертолёт гранатой. Сам бы погиб, но не сдался!»
Оценим его действия в той обстановке по заслугам!
По результатам разбирательства афганским командованием были приняты меры к лётчикам.
После моего доклада решили: в целях безопасности Басову оставаться в Афганистане нельзя. С положительной характеристикой, где указаны его качества, как смелого и решительного офицера, принимающего целесообразные решения в экстремальных ситуациях, в целях личной безопасности его откомандировали в СССР.

О повышении квалификации офицеров
Я видел в какой ежедневной напряжённой обстановке находились советники в пограничных бригадах Афганистана: без охраны, на пределе физических и моральных сил, всегда готовые к неожиданностям. Так случилось и в описанном событии с офицером Басовым.
Несколько месяцев советники 4-го отдела были без своего начальника: полковник Е. Тарасов по окончании срока командировки убыл в Союз, а ему на смену ещё никого не назначили. До прибытия начальника отдела я помогал советникам решать все возникающие вопросы.

Категория: Книги | Добавил: Афган (11.10.2010)
Просмотров: 2335
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2024
При использовании материалов сайта ссылка на //pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz