Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Cтатьи

Категории каталога
Cтатьи [210]Газеты [87]Журналы [25]Воспоминания [46]
Рассказы [15]Стихи [336]Книги [35]Сборники [7]

ПРОСТИ МЕНЯ, МАМА, ЗА БОЛЬ И РАЗЛУКУ...



С мамой после возвращения домой

Война не отпускает солдата. Она бередит его душу, напоминает о себе ранами и контузиями. Даже молодость, цветущая и крепкая, беззащитна перед ее злым роком.

Пограничник рядовой Сергей Попов вернулся живым с той афганской войны. Но счастье его мамы Нины Николаевны было недолгим — всего четыре года...

«Привет с Таджикистана», — писал сын из Афгана

Сергей в Афганистане

Русские мальчишки из тех далеких 80-х! Чего же в вас было больше — наивной романтики или истинного мужского характера, оберегающего материнское сердце? Смог ведь Сергей, ее милый и нежный сынишка, уберечь свою маму от самого страшного — ежедневного, ежечасного предчувствия беды.

Нина Николаевна ждала — и дождалась. Сын зашел в квартиру возмужавший, опаленный южным солнцем, по-прежнему любящий и нежный. «Мама, я был в Афганистане», — скажет он за праздничным столом. И ее материнское сердце тревожно забьется, но быстро отпустит. Сын-то живой и здоровый!

В тот момент станет понятным всё. И странное молчание женщин на работе, которым читала его письма с Пянджа, и долгое хождение посылок, и непонятные просьбы сына пересылать деньги в пачках из-под сигарет, а не обыкновенным почтовым переводом. Значит, и экзотические одежды стариков, и фрукты, и красивые девушки — всё было там, в Афганистане. А ведь Сергей каждое письмо начинал одинаково: «Привет из Таджикистана!». Как же не догадалась? Стоило внимательней присмотреться к карте, где река Пяндж узкой полоской разделяла хрупкую грань войны и мира. Потом ей поведали, как Сергей строго запретил знакомым: не дай-то вам бог рассказать всё маме.

Но женское сердце не обманешь в главном: если сыну плохо — матери покоя нет. Однажды Сергей приснился ей лежавшим на крыше старого деревенского дома — бледный, грустный. А в это время наяву, за многие тысячи километров, он мучился от тяжелой контузии на госпитальной кровати. Контузия, которая через несколько лет заберет у нее сына. Если бы она знала...

В Московском погранотряде

Сережа с мамой Ниной

Наверное, в будущем, изучая историю Московского пограничного отряда, военные историки будут изумлены и потрясены. Какая драма и какой подвиг! Каким неимоверным напряжением сил, мужеством и боевой стойкостью пограничникам удавалось держать границу по Пянджу от прорыва бандформирований, лютовавших в северных провинциях Афганистана. И даже потом, когда советские войска покинут Афган, русские пограничники останутся единственной надеждой после распада СССР, будут вести тяжелые бои на таджико-афганской границе, перекрывая путь караванам с оружием и наркотиками. Погибая, будут на дальних рубежах уберегать Россию от тотального проникновения этого зла. Он, русский солдат Сергей Попов, станет частью боевой истории Московского погранотряда.

Нина Николаевна вспоминает сына

А с какой гордостью он писал маме в первом письме с берегов Пянджа, куда его перевели служить с дальневосточной советско-китайской границы: «Из конца в конец всю советскую землю проехал и пролетел». В ноябре 1985 года он окажется в Афганистане и попадет в настоящее пекло. Самый черный год для наших пограничников, которые понесут наибольшие потери за всю афганскую войну — 124 человека. Обстановка была настолько тяжелой, что для закрытия границы стали привлекаться мотострелковые части.

Между тем в закрытом постановлении ЦК КПСС от 27 июня 1985 года в перечне сведений, разрешенных к открытому опубликованию, допускалось говорить собственному народу только об отдельных, единичных фактах (не более одного в месяц) ранения или гибели советских военнослужащих, находившихся в Афганистане. Откуда же было знать Нине Николаевне всю правду о том, что творилось на таджико-афганской границе…

В родном погранотряде Сергей узнает о подвиге земляка — уроженца Свердловской области сержанта Валерия Иванова, который вместе с подчиненными в головной походной заставе уничтожит засаду моджахедов. Даже тяжело раненный, он не покинет поле боя. Служить в таком подразделении рядовой Попов посчитает за честь. Мотоманевренная группа, куда он входил, будет участвовать в усиленном прикрытии границы во время операции в провинции Герат, где боевые столкновения с «духами» происходили едва ли не ежедневно.

Во время службы

В декабре 1985 года Сергей напишет матери, что обкатывает новую машину с тентом. На самом деле «обкатывание» происходило во время боевых выходов. Не прикрытый броней, «ГАЗ-66» был наиболее уязвим для гранатометчиков и снайперов. Подрыв на мине колеса, находящегося под водителем, означал неминуемую гибель. А ведь требовалось не только виртуозно управлять автомобилем на горных дорогах, но и уберечь людей, вверивших ему жизни. Пограничники верили в своего боевого друга Сергея Попова, который никогда, даже при интенсивных обстрелах колонн, не терял самообладания.

В конце марта 1986 года сын скупо сообщал в письме: несем усиленную охрану границы. А через несколько дней в провинции Баглан начнется операция против группировки моджахедов, возглавляемой С. Мансуром. Почти два месяца не будет никаких известий от Сергея, который потом извинится перед мамой за вынужденное молчание, скроет свою контузию.

Наиболее тяжелым для Сергея и его боевых друзей будет август 1986 года, когда начнутся ожесточенные боевые действия в провинции Герат, ликвидация группировки в «зеленой зоне» города, разгром базы-арсенала Какатзи-Шудаои.

«Днем за рулем, а ночью несу службу», — осторожно писал сын в письме. Мать удивлялась: почему водителям не дают поспать? А её Сергей находился в боевом охранении, где плотные ночные туманы были отличным прикрытием для «духов», ненавидевших пограничников за боевую выучку и стойкость.

В тот год на закрытом заседании советского правительства начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР маршал Сергей Ахромеев сказал: «Нет ни одной военной задачи, которая не была бы выполнена, а результата нет. Всё дело в том, что военные результаты не закрепляются политическими…» Но рядовые той войны исполнили свой долг до конца.

Любовь к технике с детства

Сергей сообщал Нине Николаевне из «Таджикистана»: «В командировках бываю подолгу. Порой засыпаю прямо за рулем. Начальство меня хвалит: новую машину содержу в исправности». А на фотографиях сын был в какой-то незнакомой полевой форме, которую она не видела на солдатах в Свердловске. Еще больше поразят глаза, серьезные и печальные, которые так не соответствовали его юному лицу.

Немногословный и сдержанный, он признается ей, что немало повидал смерти и крови на афганских дорогах со сгоревшими остовами машин, где беда ждала за каменными выступами ущелий, таилась в «зелёнке», караулила на заминированных участках. Один Бог ведает, как уцелел рядовой Сергей Попов в лихих бросках мотоманевренных групп, спасавших своих в самых невероятных ситуациях. Да и контузия, оказывается, была у сына не одна — мужество не кричит о себе.

Без льгот и пенсии

Почти в каждом солдатском письме Сергей писал матери: «Здоровье у меня хорошее, чего и тебе желаю». Нет, здоров он не был. Нина Николаевна чувствовала, видела, что контузии всё больше давали о себе знать. Что-то съедало сына изнутри. Это «что-то» оказалось раком желудка. Болезнь, следствие тяжелой контузии, оказалась запущенной.

А ведь просила, уговаривала сына сходить в военкомат, чтобы ему, как ветерану афганской войны, сделали медицинское освидетельствование, положили на обследование в госпиталь. Он же — ни в какую: мол, буду я за всякими справками бегать. Не взял сын медицинские справки и в Афганистане, стыдясь по молодости того, что будут называть контуженным. Так и было записано в его учетной карточке: годен к строевой.

Когда боль стала нестерпимой, Сергей всё же попросил маму сходить в больницу. А там сразу положили его в отделение, врачи были крайне встревожены состоянием молодого парня.

На родном заводе «Уралтрансмаш» коллеги жалели Нину Николаевну, ставили ей рабочие дни, когда она у постели сына в отчаянии пыталась хоть как-то облегчить его страдания. Он мучился и терпел, смотрел нежным и грустным взором на свою еще молодую маму, словно предчувствуя вечную разлуку. Умер Сергей дома. Положил голову на ее плечо… и затих.

Что дальше? А дальше — кошмар материнского одиночества, равнодушие чиновников, которые сказали потрясенной горем женщине: твой сын умер не на войне и не от ран — значит, «афганские» льготы и пенсия не положены. Цветущая, с постоянным румянцем на щеках, Нина Николаевна в одночасье потеряла здоровье, и болезни, о которых только слышала, стали вечными её спутниками. От тяжелого и продолжительного стресса заболела печень, сдала поджелудочная железа. Но мать солдата до сих пор даже пенсии не получает за сына, который ушел в армию крепким и здоровым. Иначе не попал бы в пограничные войска.

Нина Николаевна с подругами по несчастью

Спасибо истинному и душевному другу — Галине Александровне Никоновой, маме погибшего «афганца», которая привела ее в ЗАО «Таганский ряд», где Нину Попову включили в списки тех, кому уже немало лет оказывается ежемесячная материальная помощь, — родителей и вдов, потерявших родных в «горячих точках».

— Если бы не добрые и чуткие ребята из «Таганского ряда», мне и лечиться было бы не на что, — говорит Нина Николаевна. — Для меня это очень большая помощь, ведь трудовая пенсия скромная, едва хватает свести концы с концами. Приглашают нас «таганцы» на все праздники, помнят наших мальчиков, чтут их память. Спасибо Виктору Николаевичу Тестову и всем его соратникам за доброту, участие. Хоть они нас в это тяжелое время не предали. Дай им всем Бог здоровья.

Память материнского сердца

В скромной квартире Нины Николаевны всё так и осталось, как при жизни Сергея. Память материнского сердца хранит каждый миг его недолгой жизни. Всё помнят эти стены…

Работа на любимом КАМаЗе

Трудная жизнь мамы, вынужденной разойтись с мужем, рано сделала мальчика самостоятельным, научила жалеть людей. Даже в сложном для подростка переходном возрасте он не доставлял проблем. Сам пришел в ДОСААФ, где получил водительское удостоверение. С удовольствием учился на автослесаря в ПТУ № 85. С детства полюбив технику, своему призванию не изменял. И после армии осуществил мечту — работал на «КамАЗе». Простой, надежный русский паренек, на каких и держится Россия. С такими, как он, и в бою, и в работе чувствуешь себя уверенным и защищенным.

…Целая эпоха прошла-пронеслась с того драматичного для Нины Николаевны 1991 года, когда не стало Сергея. Нет уже Советского Союза, солдатом которого он был. Изменилась родная страна, которую Сергей Попов любил и защищал. Но его доброта, светлый и открытый взгляд на жизнь, истинно русское милосердие и сострадание живы в памяти каждого, кто его знал.

Ирина МАЙОРОВА



Источник: http://www.taganka-e.ru/family/prosti.shtml
Категория: Cтатьи | Добавил: Sergei (12.04.2013)
Просмотров: 937
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2017
При использовании материалов сайта ссылка на http://pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz