Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Cтатьи

Категории каталога
Cтатьи [210]Газеты [86]Журналы [24]Воспоминания [44]
Рассказы [15]Стихи [334]Книги [35]Сборники [7]

"На границе тучи ходят хмуро"
Нынешняя активизация боевиков различного толка в северных провинциях Афганистана, в том числе под знаменами ИГИЛ, как никогда ранее, дает серьёзный повод для беспокойства соседним странам Центральной Азии. И это беспокойство оправданно. Бандиты и террористы государственных границ не признают. В целях самозащиты некоторые государства региона принимают меры оборонительного характера. Так агентство «Альтернативные новости Туркменистана» 16 мая текущего года сообщило, что в приграничном городе Атамурат (бывший Керки) сооружены блокпосты из мешков с песком, отрыты окопы и оборудованы огневые позиции.

В этом контексте, наверное, стоит вспомнить, как во время афганской войны Советский Союз обеспечивал безопасность своих южных рубежей. И что в северных провинциях Афганистана вели боевые действия мотоманевренные группы (ММГ) и десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ) пограничных войск КГБ СССР.

О том, какие задачи выполняли советские погранвойска в Афганистане, рассказал кавалер орденов В.И.Ленина и боевого Красного Знамени, полковник в отставке Анатолий Турулов. Анатолий Анатольевич много лет служил в Краснознаменном Среднеазиатском пограничном округе (КСАПО) на территории Туркменистана. В 1982-1983 гг. он был начальником штаба, а с 1983 по1985 гг. командовал Керкинской ДШМГ. Боевые друзья хорошо помнят его позывной – «Беспалый».



- С какого времени советские пограничные войска начали вести боевые действия в Афганистане?

- Сразу после ввода туда ограниченного контингента возникла необходимость усилить охрану наших южных границ. С этой целью в КСАПО создали несколько сводных боевых отрядов (СБО); которые базировались на Пянджском направлении, где бандиты чаще всего обстреливали территорию Советского Союза и предпринимали попытки прорыва. К тому времени 40-я армия уже контролировала все регионы на западе, юге и востоке Афганистана, включая центральные, а вот приграничные районы его северных провинций оказались неприкрытыми. Там скапливались многочисленные бандформирования, совершавшие враждебные акты на границе СССР. В 1980 году СБО начали вести против них боевые действия на сопредельной стороне. Прежде об этом нигде не сообщалось. Вся информация строго засекречивалась. Подразделения погранвойск перебрасывались «за речку» под видом частей ОКСВА. Лишь в середине 80-х годов было открыто, сказано, что в Афганистане присутствуют и советские пограничники.

- Когда бандиты первый раз обстреляли территорию СССР?

- Первым они обстреляли город Пяндж в том же 1980 году. Причём сделали это нагло днём, почти не скрываясь за линией границы. Пянджским СБО тогда командовал Боря Марков, царство ему небесное. Едва началась стрельба, Борис приказал на строевом плацу установить миномёты и прямо с плаца открыл ответный огонь. Получив жёсткий отпор, бандиты спешно отступили. Вскоре последовал обстрел Термеза. А первое нападение произошло на участке Тахта-Базарского погранотряда в 1981 году. Душманы устроили там засаду и захватили в плен двух пограничников. Полмесяца в приграничных районах Афганистана Керкинская и Кара-Калинская ММГ вели поисковые рейды по возможным путям отхода бандгруппы с нашими солдатами. Ребят нашли убитыми и закопанными в землю. Их тела откопали и привезли на Родину. Таких случаев было много. И всякий раз в ответ проводились операции «Возмездие».* Ни одна вооружённая вылазка против СССР безнаказанной не оставлялась. Нападавших бандитов всегда находили и уничтожали. И ни один советский пограничник никогда не оставался в чужой стране. В любой ситуации он возвращался обратно - живой или мёртвый.

- Сколько всего действовало ММГ и ДШМГ, когда их сформировали и где они дислоцировались?

- В 1981 году сформировали Пянджскую ДШМГ. Годом позже Керкинскую. Эти две группы были основными. Пянджская действовала по-горному участку - от границы с Китаем до Термеза, а Керкинская на песчаной местности - от Термеза до границы с Ираном. Начиная с 1982 года, когда планировались крупные спецоперации, и требовался сильный боевой кулак, они работали вместе. Одновременно с ними создали несколько мотомангрупп, которые ввели в северные провинции Афганистана и поставили заставами на основных путях провозки контрабанды. Кроме того, в 1983-1984 годах, для проведения локальных операций, в каждом погранотряде были сформированы дополнительные ДШМГ численностью до роты. Всего на территории Афганистана находилось 25 советских пограничных гарнизонов, как правило, состоявших из ММГ. В штат самых дальних гарнизонов входили полевые оперативные группы, которым было разрешено проводить операции в пределах своей зоны ответственности. Большинство мотомангрупп располагалось в крупных городах: Маймане, Ташкургане, Шибергане, Мазари-Шарифе и других. В целом наши пограничники контролировали 100 километровую полосу местности на всём протяжении советско-афганской границы.

- Каковы были численность и вооружение этих групп?

- ММГ насчитывали до 350-ти солдат и офицеров. Оснащались миномётами крупного калибра, противотанковыми гранатомётами СПГ-9 и двуствольными зенитными установками ЗУ 2-23. В ДШМГ по штату полагалось 250 человек. Организационно они состояли из трёх десантных застав и четырех взводов: противотанковых гранатомётов СПГ-9, автоматических гранатомётов АГС-17 «Пламя», миномётного, инженерно-сапёрного и двух отделений - ранцевых огнемётов и связи.



- Кого в них набирали, и учитывалась ли национальность военнослужащих?

- Первоначально группы комплектовались личным составом, прибывавшим со всех пограничных округов Советского Союза, в дальнейшем только со Среднеазиатского и Восточного. Особенно ценились боевые офицеры, хорошо подготовленные физически, и опытные подрывники из инженерно-сапёрных подразделений. Солдат-срочников брали тех, кто уже прослужил не менее года, после тщательного отбора. В КСАПО призывались ребята с Украины, Белоруссии, Урала и Дальнего Востока. Лишь переводчики у нас были местных национальностей - узбеки и таджики, в зависимости от направления. Их специально подбирали и обучали в разведотделах частей на местах.

- Насколько личный состав был готов к ведению контрпартизанской войны в условиях горно-пустынной местности?

- Нам пришлось иметь дело с опытным и коварным противником. Никто даже и не думал, что такое может быть. Поэтому боевой опыт набирали, что называется на ходу. И учиться приходилось на собственных ошибках. Основой, конечно, были тактика и огневая подготовка. Без знания приёмов ведения боя и, не умея владеть своим оружием, солдат просто мишень. По сути, мы воевали со снайперами, вооружёнными дальнобойными винтовками БУР английского производства. В первую очередь вражеские стрелки отслеживали и убивали офицеров. Одно время у нас были радиостанции с длинными антеннами, по ним их и находили. А на войне, если командир погиб, считай, бой проигран. Поэтому я учил своих подчинённых не только грамотно воевать, но и действовать самостоятельно, нестандартно. Вырабатывал в них способность выдерживать самые тяжёлые физические и психологические нагрузки.

- Что это означало на практике?

- По прибытию с любой операции три дня всем давал на отдых, включая офицеров. Отоспаться, постираться, привести себя в порядок. А потом начиналась боевая подготовка: пешие переходы по 18-20 километров с ранцем весом более 50-ти килограммов, ведение огня на полигоне из личного и группового оружия, изучение мин иностранного производства. Во всех взводах были свои специалисты: снайперы, пулемётчики, сапёры, гранатомётчики и каждый занимался со своим вооружением. До седьмого пота отрабатывал нормативы с учётом допущенных ошибок. А выводы делались из проведённых боевых действий. Если кто-то из бойцов на марш-броске после меня прибегал к финишу, он тут же отчислялся из группы. Кто плохо стрелял тоже шёл учиться в другое подразделение. Оставались лучшие, те, которые могли быстро бегать, метко стрелять с любого положения и бесстрашно драться в рукопашной схватке. Соответственно и готовили их профессионально. Не случайно в 1983-1987 годах на базе Керкинской ДШМГ проходили двухмесячную стажировку офицеры спецгруппы «Альфа». Вместе с нами альфовцы ходили в рейды, перехватывали караваны, уничтожали главарей крупных бандформирований. У нас они проходили обкатку боем.

- Где и в каких боевых действиях принимала участие Керкинская ДШМГ?

- Керкинская ДШМГ принимала участие во всех мероприятиях против приграничных бандформирований, а это десятки больших и малых операций, рейдов, засад. Настоящим рассадником бандитов были Шиберганская, Баламургабская и Акчинская зоны. Бои и боестолкновения происходили там практически непрерывно. Не меньшую опасность представляли горные участки Даштикалы, Рустака, Сари-джуя, где находились базы душманов и откуда они совершали вылазки. Их приходилось постоянно зачищать. Помимо этого проводились, как минимум, три крупные операции в год, связанные с проводкой советских транспортных конвоев. Дело в том, что одним из центральных, узловых городов на бывшем Великом Шёлковом пути, является Андхой. Дорога от него соединяет Маймане, Шиберган, Пули-Хумри и далее, через перевал Саланг, ведёт на Кабул. Поэтому снабжение частей ОКСВА и подразделений погранвойск боеприпасами, горюче-смазочными материалами и продовольствием преимущественно шло через Андхой. Для доставки грузов ежегодно, не менее трех-четырех раз, формировались колонны от 200 до 500 машин. И чтобы безопасно провести каждую отдельно взятую колонну, Андхой и его окрестности предварительно чистились от бандитских формирований. Эту «чёрную» работу выполняли керкинские десантники. Воевали мы много и везде.

- Погранвойска неоднократно проводили спецоперации в административном центре провинции Саманган городе Ташкурган. Говорят, там есть улица имени Турулова. Расскажите, как уничтожали бандитов в ташкурганских подземельях.

- Ташкурган был чисто бандитским городом. Несколько раз его пробовали зачистить, да всё никак не получалось. Наконец весной 1984 года провели большую операцию совместно с подразделениями 40-й армии. После артиллерийской подготовки, с применением установок «Град», пограничники стали прочёсывать жилые кварталы. Дома там громоздились один на другом. И под каждым были выкопаны подвалы-схроны. Некоторые сообщались между собой узкими тоннелями. Поначалу мы не знали об этом. Входы в схроны вели прямо из комнат, их всегда чем-нибудь прикрывали. Часто для пущей маскировки бандиты укладывали на скрытые лазы больных женщин. Трогать лежавших ханум было нельзя. Мы к ним и не приближались. Наши солдаты-переводчики выясняли, есть ли чужие люди в домах у местных жителей. Те отнекивались, дескать, никого у них нет, никто ничего не знает. Проверив очередной дом, мы двигались дальше. И только когда нам в спину начали стрелять из подземелий, поняли, в чём тут дело. Стали женщин осторожно убирать и находить схроны. Переводчики обязательно опрашивали, есть ли кто внутри. Когда никто не отзывался, предупреждали, если там есть дети, пусть выйдут. Иначе будем забрасывать гранатами. Очень просто было. Бралось несколько гранат Ф-1, туда кидалось и всё. Потом в подвал уже зачем заходить? И так практически все дома. Весь квартал. В первый день не успели всё прочесать, а с нами шла инженерная техника, специально, если нужно было что-то разобрать, разрушить - два огромных армейских бульдозера (БАТ). Ближе к вечеру поступает команда на ночь отходить. Значит завтра заново начинать прочёску. Потому что ночью бандиты опять укроются в схронах, и тогда весь день пропал. Надо что-то делать, какой-то рубеж занимать или блокпост ставить. А как его поставишь, если дом на доме? Ну, я и говорю инженерам, ребята, один БАТ пойдёт первым, а второй уступом чуть позади и на ширину двадцать метров всё должно быть чисто. За три часа два БАТа проложили «улицу» через весь бандитский квартал. Снесли все жилые и хозяйственные постройки вместе с пожитками. Эту «улицу» негласно и назвали моим именем. Ташкурганские афганцы надолго запомнили мой позывной. Одно время, когда я ещё служил, они даже приветы мне передавали с оказией. Всё интересовались как «Беспалый» поживает. Было, кстати, два «Беспалых» - один тамошний бандит с такой же кличкой и я.

- Вы участвовали в поисках советских специалистов, похищенных бандитами в городе Мазари-Шариф, как это было?

- 2 января 1983 года душманы захватили и увезли в неизвестном направлении шестнадцать гражданских специалистов, работавших на местном мелькомбинате. Этот случай сразу приобрёл политическую окраску и был взят на контроль высшим руководством СССР. Керкинскую ДШМГ подняли по тревоге, и мы вылетели в Мазари-Шариф к месту событий. Там уже вовсю работала наша разведка, и активно велись оперативные мероприятия с привлечением подразделений погранвойск. Вскоре появились сведения, что похищенных людей тайными тропами хотят переправить в Пакистан. На вероятных маршрутах ухода банды из Афганистана были выставлены боевые заслоны. Мою группу на вертолётах забросили в окрестности кишлака Аккупрук, за 150 километров от линии советской границы. Потом это назовут самым дальним пограничным десантом, который когда-либо высаживался за всю историю афганской войны. Точка высадки находилась в 50-ти километрах от Пакистана. Высадились на сопках, буквально на головы душманов. И очень удачно - накануне в кишлаке проходила свадьба, главарь банды женил своего сына, и все духи сидели по домам. Наверху оставались только дежурные расчёты нескольких ДШК.* На них то мы и десантировались, и тут же «положили». На 21-й или 22-й день поисков, наконец, нашли похищенных работников. Бандиты прятали их в заброшенной овечьей кошаре. Вызволяли пленников афганские солдаты правительственных войск. А мы на прикрытии стояли, в готовности поддержать сарбозов. Не обошлось без жертв: два человека погибли, один получил серьёзное ранение. Хотя мы и проводили лишь оперативную работу по добыче информации, но к спасению наших специалистов тоже причастны.

- Привлекались ли советские погранвойска в Афганистане для противодействия наркотрафику?

- Они для того там и находились, чтобы не допустить контрабанды наркотиков в Советский Союз и дальше транзитом в другие страны. Это входило в число главных задач, стоявших перед ними, так же как и борьба с бандитизмом в приграничной полосе. Все гражданские автоколонны и караваны афганцев, двигавшиеся к советской границе, тщательно досматривались, а прилегающая к ней местность постоянно патрулировалась. Пограничники камня на камне не оставляли от подпольных фабрик по производству наркотических веществ, дотла сжигали готовую «продукцию» и плантации с посевами опиумного мака, конопли. Действовали жестко, не церемонясь, в случае вооружённого сопротивления, уничтожали наркодельцов вместе с наркотиками. Особенно часто это происходило в районе Термеза, когда они через реку Амударью, на самодельных плотах, и даже вплавь, пытались переправить наркотики в СССР. Отстреливали непрошенных гостей на зеркале воды. И если мотомангруппы получали информацию о готовящейся переброске наркотиков, но по каким-то причинам не успевали задержать наркокурьеров, то об этом незамедлительно сообщалось на нашу сторону, где их гарантированно перехватывали. Погранвойска, как на советской территории, так и на афганской, работали в очень тесном контакте и достаточно эффективно противостояли наркотрафику.

- За что Вас наградили орденами В.И. Ленина и боевого Красного знамени?

- 31 мая 1984 года недалеко от кишлака Сари-джуй, на участке Пянджского погранотряда, без единой потери мы разгромили крупную базу душманов. Главарём там был некий Мулло Надыр. Рано утром с солнечной стороны залетели на вертушках и прыгнули прямо на позиции противника. В скоротечном бою уничтожили около 40 бандитов, сидевших в окопах на господствующей высоте. Там шла чисто рукопашная бойня. Зачистили окопы, а потом сверху из гранатомётов расстреляли базу, она внизу находилась. Сам начальник пограничных войск КСАПО генерал Згерский прилетал посмотреть на то, что осталось от душманского логова.* Всем нашим бойцам, особенно гранатомётчикам, руки жал. Хорошие трофеи тогда взяли: несколько крупнокалиберных и станковых пулеметов, четыре гранатомета, миномет, много боеприпасов, снаряжения. За разгром Сариджуйской базы я и был представлен к награждению и в 1985 году получил орден В.И. Ленина. А орден боевого Красного знамени… Все мои награды – это заслуга моих солдат, они отважно воевали. И всегда действовали стремительно, в считанные секунды, а каждая доля секунды – это жизнь. У меня в группе служил старший сержант Андрей Рзянкин, заместитель командира взвода, он собой прикрыл офицера от бандитской пули и погиб. Андрея посмертно наградили орденом В. И. Ленина.

P.S. К началу 1989 года на территории Афганистана находилась 10-ти тысячная группировка пограничных войск КГБ СССР. За девять лет на афганской земле погибло 518 пограничников, 12 тысяч 500 получили ранения. Без вести пропавших и пленных нет.

Примечания:

*Все операции, проводившиеся советскими погранвойсками в ответ на вооруженные вылазки бандитов против СССР, носили кодовое наименование «Возмездие».

*ДШК – крупнокалиберный пулемет Дегтярева-Шпагина.

*Генерал-лейтенант Геннадий Згерский (1928 - 2013 гг.) – в 1981-1984 гг. начальник пограничных войск КСАПО.

Интервью подготовил Игорь БИРЮКОВ

29.05.2015

Источник: http://antiterrortoday.com/ru/eksklyuziv/8430-na-granitse-tuchi-khodyat-khmuro
Категория: Cтатьи | Добавил: Афган (08.06.2015)
Просмотров: 1128 | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2017
При использовании материалов сайта ссылка на http://pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz