Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Cтатьи

Категории каталога
Cтатьи [210]Газеты [86]Журналы [24]Воспоминания [44]
Рассказы [15]Стихи [334]Книги [35]Сборники [7]

Я счастлив, что попал в погранвойска
Я счастлив, что попал в погранвойска


С чего начинается Родина?

С заставы вдали, с КСП,


С бессонных ночей пограничников,


Что служат в войсках КГБ.


Июнь 1984 года. Киевское танковое высшее инженерное училище. Духовой оркестр то и дело взрывается бравурной музыкой военных маршей. Монетный дождь, брызги шампанского, крики «Ура!»… У молодых лейтенантов в новенькой парадной форме на плечах сверкают золотом первые офицерские звезды. И вот самый ответственный момент – зачитывают распределение. «Лейтенант Дорощук!» - «Я!» - «Пржевальский пограничный отряд. Восточный пограничный округ!». Для Сергея это известие не стало неожиданностью, еще за полгода до выпуска он знал, что попадет в пограничные войска. А еще он знал, что служить ему предстоит в Афганистане…


Родился и вырос Сергей на Украине, в Киеве. Рассказывая об этом мужественном человеке, хочется избежать заезженных и набивших оскомину фраз, но все-таки, как бы банально это ни звучало, военным он мечтал стать с детства. Офицеры, форма – все восхищало юного Сережу, ему хотелось быть похожим на этих красивых, подтянутых мужчин. Куда пойти после школы – такой выбор перед ним не стоял. Конечно же, в военное училище! Его всегда тянуло к технике, поэтому он поступил на инженерный факультет Киевского танкового училища. География распределения выпускников этого учебного заведения обширна, ведь во всех родах войск есть техника и везде требуются специалисты, умеющие ее грамотно эксплуатировать и ремонтировать. «Я поступил в училище в 1979 году, и уже буквально в первые месяцы учебы из Афганистана к нам привезли «груз 200». Это был офицер из нашего училища. Поэтому еще на первом курсе мы осознали, что война хоть территориально и далека от нас, но все-таки она рядом», - вспоминает Сергей.


Незадолго до выпуска в училище приехали представители погранвойск, которые подбирали себе пополнение. Предложили желающим служить в этих войсках написать рапорт – таких набралось около 60 человек со всего курса. После был жесткий отбор, проверяли буквально все: успеваемость, характеристику, родных. Еще бы, ведь пограничные войска – это элита Советской армии, они входили в структуру КГБ. Из всех претендентов отобрали всего шестерых, среди них был и курсант Сергей Дорощук. Будущих пограничников сразу предупредили – сначала два-три месяца дадут на адаптацию, а потом отправят в Афганистан.


По словам военных специалистов, участие пограничных войск КГБ СССР в афганской войне – самый сложный и тяжелый период оперативно-войсковой деятельности за все время их существования. И в то же время - один из самых малоизвестных эпизодов истории этих войск. Долгое время участие пограничников в Афганистане скрывалось, и в настоящее время существует крайне мало документальной информации об их деятельности в тот период.


Сергей Дорощук попал в Афганистан в начале 1985 года, причем это произошло именно 15 февраля, что очень символично – ведь ровно через четыре года он, вместе с другими советскими военнослужащими, покинул эту страну. На территории республики он служил в составе Керкинского погранотряда, в мотоманевренной группе №3 (ММГ-3) «Мардиан». «Первые впечатления… Как бы странно это ни звучало, но там было интересно. Банально сказано, но мне нравилось. Просто там я занимался своим делом, - вспоминает Сергей. - Сейчас часто звучат такие фразы: «афганский синдром», «чеченский синдром». Ничего такого нет. Просто есть обыкновенное чувство человека, который находится на войне и вне ее. Там ты выполняешь поставленную тебе задачу. У тебя есть цель, и ты стремишься достигнуть ее доступными тебе средствами».


Сергей попал на войну молодым, «необстрелянным» лейтенантом. Говорят, что «училище - это скелет, а мясом обрастаешь в войсках». В его случае эта поговорка тоже оказалась верна. Ведь одно дело – сухая теория училища, и совсем другое – практика, полученная непосредственно в ходе военных действий. «Сначала сержанты-старослужащие меня многому обучали, - рассказывает Сергей. - Главное было - не стесняться. Бойцы учили меня даже самому элементарному, например, разобрать карбюратор. В училище об этом не рассказывают, там проходят более глобальные темы. А сержанты помогали осваивать простые вопросы, например, как собрать-разобрать бензонасос. Потом я освоился, приноровился, сам начал других обучать. За весь период моей службы наше подразделение не потеряло ни одного человека, и в этом, я думаю, большую рольсыграла то, что техника всегда была исправна».


Несмотря на званиелейтенанта, Сергей сразу же попал на майорскую должность – он стал заместителем командира подразделения по технической части. В пограничных войсках подразделение называется мотоманевренной группой (ММГ), в нее входят более 200 человек личного состава и 70 единиц техники.


В Афганистане зоной ответственности погранвойск была территория на глубину 100-150 км от линии границы. Наши десантно-штурмовые и мотоманевренные группы работали в тесном взаимодействии со спецподразделениями КГБ, ВВС, мотострелками, артиллерией. Они занимались выявлением исламистских комитетов, привлечением банд на сторону правительства Афганистана, выполнением специальных задач, чтобы без боя и без крови стабилизировать обстановку. У каждого подразделения был свой сектор ответственности. Основной задачей каждой ММГ была охрана государственной границы сопредельной территории. Но при этом пограничники выполняли и множество дополнительных функций - входили в состав групп засады, контролировали территорию вокруг газопровода, участвовали во многих боевых операциях по выявлению бандформирований.


На Сергее лежала нелегкая ноша – он отвечал за состояние всей техники, находящейся в подразделении. «Мы принимали участие в различных боевых операциях. Как правило, они заключались во взятии определенного населенного пункта – кишлака – в блок. Моей основной задачей был ремонт техники. Если она выходила из строя, я должен был оперативно устранить возникшую проблему. А в это время пехота делала свое дело – стояла на блоке и не выпускала бандитов из кишлака. И хотя мы заранее знали, что население полностью состояло из душманов, мы должны были сначала оповестить их о том, что они окружены, чтобы из него могли выйти старики, дети и женщины. Затем туда заходили афганские подразделения и делали зачистки, потом мы снимались и шли дальше. То же самое делали с другим кишлаком. А когда уходили, «духи» опять приходили и вновь занимали кишлак. И все начиналось по-новому».


Исправная техника – это немаловажный фактор для эффективного действия всех войск, и уж тем более пограничников. Советско-афганская граница была протяженностью в несколько тысяч километров, и обеспечивать ее охрану «без колес» было просто невозможно. «Солдат никогда не пойдет пешком, если на заставе есть исправная машина, - говорит Сергей. - Если на контрольно-следовой полосе (КСП) сработает система, а водитель не подготовил машину, то солдаты ему за это спасибо не скажут. По пескам ведь ходить никто не хочет. Потом даже приказ вышел, что если на расстоянии 1,5 км сработала система, то солдат должен выдвигаться пешком, если же дальше 1,5 км – то на машине.


Однажды, в самом начале моей афганской службы, мы двигались в колонне, и одна из БМП выпустила черный дым из инжектора. Было понятно, что это топливный насос вышел из строя. До этого я никогда его не ставил, поэтому пришлось в буквальном смысле по книжке устранять повреждение. У меня не было необходимых инструментов, поэтому машина немножко грелась, но все-таки она следовала дальше! Тогда я был по-мальчишески рад, что у меня это получилось. Ведь машина шла сама по себе и не была никому обузой. Это был первый, пусть и небольшой, но успех. Потом я уже научился быстро устранять неполадки, к тому же у меня появились специальные приспособления. Их сделали ребята-токари из нашего подразделения, у них были золотые руки».


В марте-апреле 1985 г. под руководством нового начальника войск Средне-Азиатского пограничного округа генерал-майора Владимира Шляхтина была проведена Ташкурганская операция по разгрому горных баз душманов. В этой крупномасштабной кампании принимали участие шесть ММГ, три десантно-штурмовые маневренные группы на 72 БМП и БТР, 28 вертолетов, 10 афганских батальонов и несколько армейских подразделений. «Это была одна из первых моих операций. На ней присутствовал даже командующий пограничными войсками Вадим Матросов, герой СССР, он это звание получил за Афганистан. В наши задачи входило блокировать большое количество бандформирований. Мы шли в колонне вокруг горы высотой 800 метров. Все случилось одновременновысаживался десант, а мы в это время выходили на блок. Два вертолета МИ-8 после выполнения задачи шли на базу и были подбиты. Все это происходило буквально на наших глазах. Один из «бортов» все-таки дошел до базы, и на нем насчитали целых 36 пробоин! Командир экипажа после приземления вышел практически седой.


Конечно, бывало и страшно. Смерть доводилось видеть. Но, как ни странно, мне больше приходилось наблюдать, как гибли солдаты-афганцы. На той же операции буквально перед нами подорвался БТР… Начали гореть люди, техника, поднялась суматоха. Комбат вместе с врачом взяли меня с собой оказать первую помощь. Но мне, если честно, было не до этого. Когда я увидел это все воочию, страшно стало. Врач и комбат были там уже больше года, и для них все это было не вновь, а я к подобному еще не привык. Ужасная ситуация… словами это не описать. Когда видишь, что человек горит и ему никак нельзя помочь, а воздух при этом пропитан запахом жареного человеческого мяса… Это ужасно».


За все годы службы Сергея в Афгане в его подразделении не было ни одной человеческой потери. Ни одна солдатская мать за это время не получила похоронки. Конечно, были и раненые, и контуженные, но убитых не было. Пограничные войска всегда считались элитой Вооруженных сил. Ежедневное, круглосуточное выполнение боевой задачи по охране рубежей страны обуславливало тщательный подбор кадров. Даже в мирное время только лучшие из лучших попадали служить на границу. Честь, любовь к Родине, взаимовыручка, постоянное чувство товарищеского локтя – и это лишь малая доля качеств, которыми должен обладать пограничник. «Мы своих ребят никогда не бросали. Если что-то ломалось, то в течение 15 минут старались исправить, если же не получалось - цепляли и ехали вместе с колонной».


«Случалось всякое. Однажды вертолет наш чуть не упал. Мы летели на высоте 1500 метров, командир решил развернуться и почувствовал, что возникла какая-то неисправность, но что конкретно – никто не понял. Когда уже сели, он осмотрел вертолет, подошел к нам и сказал: «Ребята, еще бы три минуты, и нам пришел конец»... После этого мы поехали в ресторан отмечать свой второй день рождения».


Служба Сергея была сопряжена с постоянными командировками в Союз: нужно было снабжать подразделение горючим, боеприпасами, запчастями. Ему приходилось решать массу организационных вопросов, без которых нормальное материальное обеспечение невозможно. В июле 1987 года Сергея опять перевели в Панфиловский отряд, в Казахстан. Там он пробыл недолго, всего год, и в августе 1988 года вновь зашел в Афганистан, но уже с другой целью, нежели в начале своей службы – теперь его подразделение обеспечивало безопасный вывод советских войск с территории республики.


«Я ни капли не жалею, что попал в пограничные войска. Я смог побывать в разных уголках Союза. Во время службы в Афганистане впервые поднялся на высоту 4000 метров, на пик Пржевальского. Это было неописуемо. Мы поднимались на ЗИЛе, пока ехали, я уснул, проснулся – мы уже там. Это был август, а там на горах лежит снег. Это такая красота! Долины все в тюльпанах. Вы только представьте такую картину: орел снимается с сопки и летит на тебя, впереди только синева неба, а «серпантин» устремляется вниз на полторы тысячи метров. Красиво безумно! Камень Юрия Гагарина видел. Он установлен рядом с озером Иссык-Куль. Думаю, попади в другие войска, я бы подобную красоту вряд ли увидел».


В то время кандидатский стаж для вступления в ряды партии составлял год, но в условиях войны этот срок был сокращен. Уже через полгода Сергей стал коммунистом, ведь советский офицер, тем более пограничник, в то время просто обязан был быть членом партии. «С местным населением мы не контактировали, только с подразделениями афганской армии, которые базировались рядом. У нас было очень строго с этим – если наш, СОВЕТСКИЙ, солдат был замечен хотя бы в разговоре с афганцем, то в течение 24 часов улетал в Союз. Ведь не дай бог, он будет замешан в торговле оружием, наркотиками. У нас была строгая дисциплина, порядок. И мне это очень нравилось».


Уже через полтора года службы в Афганистане Сергей Дорощук был представлен к ордену Красной звезды. Им награждали за большие заслуги в деле обороны СССР и в обеспечении государственной безопасности. «У меня были очень хорошие учителя, замечательные люди. Первым боевым командиром стал Алексей Лобов, сейчас он начальник штаба дальневосточной пограничной группировки. Я даже не знал о том, что он представил меня к ордену. Как потом оказалось, он писал рапорт на досрочное присвоение мне звания старшего лейтенанта. Но командир части, Петр Дубов, распорядился по-другому. И в декабре он прилетел к нам на точку и вручил мне орден Красной Звезды».


Во время второй командировки в Афганистан Сергей выполнял важную государственную задачу – участвовал в выводе Советских войск на территорию Союза. За профессионализм и успешное выполнение специальных заданий командования, четкое руководство личным составом Сергей Дорощук был награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» третьей степени. Его он получил уже в Советском Союзе. За мужество и героизм тогда еще старший лейтенант, а сейчас уже майор Дорощук награжден медалями «За боевые заслуги», «За охрану государственной границы», «От благодарного афганского народа», Почетными знаками «Воин-интернационалист» и «От коллегии КГБ».


После вывода войск из Афганистана Сергей продолжил службу в Казахстане, а в 1994 году перевелся в Россию. «Если бы не развал Советского Союза, я бы с удовольствием остался в Казахстане. Там были очень хорошие условия, местность, люди. В России же все по-другому. Я попал в Пыталово, этот погранотряд в то время выводили из Эстонии. Так получилось, что он негласно поделился на две части: тех, кто служил в Средней Азии, и тех, кто в Европе».


Супруга Сергея Татьяна – настоящая офицерская жена, мужественная, стойкая, мудрая. Ведь только такая женщина может выдержать все тяготы армейской службы. А вы знаете, как говорят настоящие офицерские жены? Не «муж служит», а «мы служим» - и в этой незамысловатой фразе раскрыт смысл судьбы офицерской жены.


Сергей и Татьяна поженились еще в курсантские годы, и все 17 лет военной службы она была рядом с любимым мужем, ездила с ним по гарнизонам. Пока он был в Афганистане, вместе с маленькой дочуркой ждала его с другой стороны границы.


В 2001 году Сергей Дорощук вместе со своей семьей переехал в Пущино. Старшая дочь Мария вышла замуж за нашего земляка и попросила родителей перебраться поближе к ним. К тому же, в Пущине живет мама Татьяны, поэтому на переезд решились быстро. Младшая дочка Даша сейчас учится в 7-м классе гимназии «Пущино».


Своими боевыми заслугами Сергей никогда не хвастает. Даже во время интервью он скромно умалчивал о наградах. Он, как и многие воины-интернационалисты, не любит слишком часто рассказывать о себе. А еще те, кто был в Афганистане, никогда не рассуждают о справедливости той войны. Ведь, как говорят они сами, просто исполняли свой долг и поставленную Родиной задачу.


Оксана КОПЕЙКИНА




Источник: http://ia-pusch.mosoblonline.ru/zemlaci/300.html
Категория: Cтатьи | Добавил: Sergei (13.09.2013)
Просмотров: 1376
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2017
При использовании материалов сайта ссылка на http://pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz