Приветствую Вас, Гость! | Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход

» Cтатьи

Категории каталога
Cтатьи [210]Газеты [86]Журналы [24]Воспоминания [44]
Рассказы [15]Стихи [334]Книги [35]Сборники [7]

Афганистан в его судьбе

Афганистан в его судьбе



Александр Васильевич Колибердин родился в 1959 году в Тамбове. После окончания средней школы работал на Саратовском авиационном заводе слесарем-сборщиком. Весной 1978-го призван на службу в погранвойска КГБ СССР. Окончив школу сержантского состава, проходил службу в должности начальника войскового стрельбища Хорогского погранотряда Среднеазиатского пограничного округа. В 1983-м окончил Алма-Атинское Высшее пограничное командное училище и два года командовал взводом курсантов этого учебного заведения. С 1985 по 2005 годы — на оперативных и руководящих должностях в органах военной контрразведки КГБ СССР, МБ, ФСК, ФСБ России.
Подполковник запаса. Заместитель председателя Совета ветеранов-пограничников Брянской области, награжден орденом Мужества, пятнадцатью советскими, российскими, афганскими медалями.

15 февраля 1989 года из Афганистана был выведен ограниченный контингент советских войск. Тогда прозвучала знаменитая фраза генерал-полковника Бориса Громова: «За моей спиной не осталось ни одного советского солдата». Прикрытие вывода соединений и частей с афганской стороны осуществляли пограничники. В арьергарде в числе последних покинул Афганистан и Александр Васильевич Колибердин.

С Афганистаном судьба связала этого удивительного человека на долгих с некоторыми перерывами 16 лет.

— Если не считать тех знаний, которые получил на уроках географии, то впервые об Афганистане услышал, прибыв 25 апреля 1978 года на советско-афганскую границу в город Хорог, — рассказывает Александр Васильевич. — А через два дня произошла так называемая Саурская (апрельская) революция, которая свергла монархию и привела к власти народно-демократическую партию во главе с Тараки.

Все события, происходившие в стране, находили свое отражение на советской границе. На стрельбище, начальником которого был сержант Колибердин, совершенствовала навыки владения оружием таджикская рота знаменитого мусульманского батальона, принимавшего участие в захвате президентского дворца Амина в Кабуле в конце декабря 1979-го.

— Это сейчас я понимаю, кто такие бойцы батальона, а тогда... «партизанами» их называли. А по сути все они были военные, офицеры запаса, владевшие языком, знавшие обычаи и традиции, внешностью не выделяющиеся среди афганцев.

Колибердин участвовал в боевом обеспечении переправ спецподразделений Советской армии, ГРУ, КГБ в Афганистан еще до официально объявленного руководством СССР ввода наших войск в эту страну. Затем, что такое Афганистан, узнали во всем Советском Союзе и далеко за его пределами.

Снова вернулся на афганскую границу Александр Васильевич уже офицером, блестяще окончив Алма-Атинское Высшее пограничное командное училище. Активно участвовал в подготовке подразделений Восточного пограничного округа, направляемых в ДРА. На базе Ошского отряда они проходили боевое слаживание, сколачивание подразделений и акклиматизацию. Колибердин несколько раз обращался к командованию о направлении в зону боевых действий, но получал отказ из-за недостатка опыта оперативной работы.

— Через наш пограничный отряд не только отправлялись в Афганистан спецподразделения, через него проходил и «груз 200»... В 1985-м, когда в одном бою погибли девятнадцать ребят-пограничников, их тела привезли в наш городок. Несколько суток почти без перерыва стучали молотки — сколачивали гробы, обивали их цинком. Как в такой обстановке я мог не писать рапорт за рапортом?

Стать кадровым военным я мечтал с детства. Поэтому вполне закономерно, что после окончания училища стремился испытать себя в деле. По-другому не мог. Морального права не имел оставаться здесь, а «за речку» отправлять восемнадцатилетних ребят.

Мечта сбылась в 1988 году и как часто бывает у военных — внезапно.

— Случилось несчастье — у меня умер отец. Похоронил и в подавленном состоянии вернулся в погранотряд. Представился начальнику о прибытии, а он сразу в лоб: «У тебя три дня на сборы. В Афганистан». Как сообщить семье, матери, только что потерявшей мужа, что ее единственного сына отправляют в боевую командировку? Но об этом в тот момент думал меньше всего. Все мысли были уже там, за рекой. Я был горд и счастлив.

Колибердина направили в одну из мотоманевренных групп оперативно-войсковой группы «Ишкашим».

— Началась повседневная, рутинная, зачастую совсем не героическая, а тем более не романтическая, но необходимая в боевой обстановке работа, — продолжает Александр Васильевич. — Участие в операциях по перехвату караванов из Пакистана с оружием и боеприпасами для моджахедов, оперативное обеспечение проводки советских колонн с военным имуществом...

В одном из боев Александра контузило. Но от отправки в госпиталь отказался: понимал, что нужен здесь.

15 февраля 1989-го Колибердин в составе арьергарда в числе последних покинул Афганистан. Но связь с этой страной осталась как в прямом, так и в переносном смысле... Имея на связи закордонные источники, один из которых являлся особо ценным, отслеживал обстановку в приграничных с Советским Союзом районах. Такой вид деятельности не характерен для периферийных органов военной контрразведки. Но, учитывая важность источников и ценность получаемой информации, ему выпала честь вести эту работу. И делал ее с присущими ему ответственностью и инициативой.

Мало кто знает, что в августе 1989 года на базе ОВГ «Ишкашим» была собрана группировка из нескольких мотоманевренных и десантно-штурмовых групп Восточного и Среднеазиатского пограничных округов. Задача — войти в Афганистан для оказания помощи правительственным войскам Наджибуллы, тогдашнего президента ДРА, под ударами моджахедов терпевшим поражения по всем направлениям. Тогда Александр Колибердин оказался старшим оперативным начальником на участке. Но руководство СССР, видимо, осознавало, что второй войны не осилит, да и по передачам радиостанции «Голос Америки» было понятно, что Запад явно давит на Горбачева. Тщательно подготовленная операция в последний момент была отменена, и наша сторона ограничилась передачей афганцам нескольких десятков БМП, БТР, систем залпового огня «Град», что, впрочем, уже не могло спасти правящий режим.


Когда в 1991 году Колибердина перевели в Душанбе, он отвечал за контрразведывательное обеспечение в Пянджском погранотряде. Время было очень тяжелым: в Республике Таджикистан вспыхнула гражданская война. Российские пограничники оказались зажатыми на узкой полосе вдоль реки Пяндж: с одной стороны — боевики таджикской непримиримой оппозиции, с другой — афганские моджахеды. Пришлось срочно форсировать работу по созданию и укреплению оперативных позиций с обеих сторон. Благо, за плечами был немалый опыт.

— Главным для себя считаю то, что не допустил массовой гибели российских пограничников, как это произошло на участке 12-й заставы Московского погранотряда. За одну ночь был уничтожен городок заставы, и погибли 25 человек. Подразделение, которое я возглавлял, выявило и нейтрализовало резидентуру таджикского бандподполья, руководимую пакистанской военной разведкой (а фактически ЦРУ), — не без гордости рассказывает Александр Васильевич.

При этом скромно умалчивая, что за успешное проведение этой операции он награжден орденом Мужества. Но это не единственный результат подразделения, возглавляемого Колибердиным. Количество изъятых героина, опиума шло на десятки килограммов, оружия — более сотни единиц, боеприпасов — десятки тысяч штук, денежных средств — десятки тысяч долларов. Из Афганистана он и его сотрудники вернули девять дезертиров, ранее служивших по контракту в российских погранвойсках. Разыскали бывшего военнослужащего Советской армии, попавшего в плен к моджахедам в 1986 году и считавшегося пропавшим без вести. Он принял ислам и стал полевым командиром. Организовали его встречу с отцом при помощи комиссии при Президенте РФ по розыску таких лиц.

Понятно, такой противник — кость в горле, и ответные действия не заставили себя ждать. Когда попытка подкупа не удалась, таджикская оппозиция, к тому времени прочно окопавшаяся в Афганистане, и их спонсоры в этой стране и на Западе, стремившиеся к завоеванию влияния в Таджикистане, вынесли Колибердину заочный смертный приговор.

— Решение о приговоре до меня довели. Текст был отпечатан на компьютере, распечатан на принтере на очень хорошей финской бумаге... Боязни приговор у меня не вызвал, да и жена — мой ангел-хранитель — отнеслась к угрозам без страха. А вот покидать эти гостеприимные края действительно не хотелось. У нас было много друзей среди местного населения, — вспоминает Александр Васильевич.

В декабре 1994 года судьба развела его с Афганистаном. Но память о нем останется навсегда. И в ней будет место не только видным политическим и военным лидерам, таким, как Ахмад Шах Масуд — знаменитый полевой командир, успешно воевавший с частями Советской армии, но, прижатый талибами, вынужденный обратиться за помощью к России. Именно при этих обстоятельствах состоялось знакомство. И генерал Рашид Дустум — лидер афганских узбеков, с которым встречался дважды. И полевые командиры Нажмутдин и Усто. И сотрудник ХАД (службы безопасности) Махмуд, зверски казненный моджахедами. И негласные помощники, сотрудники царандоя. И простые дехкане — с кем сводила судьба.



Марина Романова


Источник: http://bryanskrai.ru/www/bryansk-crossroads/show/684/
Категория: Cтатьи | Добавил: Sergei (30.03.2013)
Просмотров: 847 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright © ПВ Афган 08.07.2006-2017
При использовании материалов сайта ссылка на http://pv-afghan.ucoz.ru/ обязательна! Хостинг от uCoz