[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Tura, dushman  
Форум » КСАПО 67-й Кара-Калинский погранотряд, в/ч 2047 » ММГ (СБО, ДШГ) » Операции (Операции в которых участвовали)
Операции
dushman Дата: Вторник, 24.02.2009, 20:43 | Сообщение # 16
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
Моя первая операция. Май, 82.

Об этой операции остались странные воспоминания. Почему странные, расскажу. Мы только приехали в Ёл, еще толком и не обжились, а нас уже выкинули за речку. Выкинули прямо напротив Ёла. Ждали, что банда выйдет из ущелья в кишлак.
Нам объявили, что идем в засаду. И кто только такую засаду придумал. Выкинули к вечеру, уже темнело. Перед нами была здоровая гора, точнее хребет, спускающийся к речке, и нам надо было на него забраться и перекрыть ущелье за ним.
Когда летишь на вертолете, все кажется таким миниатюрным, а когда смотришь с низу вверх, понимаешь истинный размер.
Проблема подъема была в том, что умные головы решили преодолеть хребет поперёк. С начало подъем был пологий, но крутизна увеличивалась с каждым шагом. Первое время шли бойко, таща на себе БК, АГС-ы (не помню про СПГ). Потом, с подъемом, скорость стала падать. Крутизна склона местами не позволяла просто идти, а вынуждала идти на 4-х конечностях. А еще надо было в руках тащить автоматы и прочее снаряжение. Все это в ночной тишине стучало и гремело.
Когда забрались на верх, нас можно было брать голыми руками. Все попадали замертво.
Духи тогда так и не появились, чему я и не удивился после такого «тихого» подъема.
Утром спустились, прошли через кишлак, посмотрели на девок местных. Они кучкой сидели у дувала и ждали кого-то(или чего-то). Но им тоже было видно интересно посмотреть на «бравых» вояк. Они косились на нас из под паранджи. Интересно, блин...!
Вот такая история. Но потом наш командир, Ухабов, очень быстро нас выдрессировал бегать по горам, так что на такие подъемы мы уже не обращали внимания.

 
dushman Дата: Вторник, 24.02.2009, 20:45 | Сообщение # 17
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
Quote (mmg-marmol)
Quote (Sergei)
Дамир Валиуллов, 47 лет, Россия, Ульяновск

Он здесь на форуме зарегистрирован. Так, что ждите скоро объявится.

Я вспомнил, это скорее всего не он. У того была фамилия Галиулин, но посмотрим если обьявится...

 
dushman Дата: Пятница, 27.02.2009, 20:21 | Сообщение # 18
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
Случай на точке. (это случилось на Н.Карниве)
Из воспоминаний Геннадия Хрипко.

"Ну у меня две самые яркие истории запомнившиеся.Расскажу про одну пока: 18 августа 1983го года (как потом выяснилось, это День возушного аэрофлота) по разведданным мы ожидали нападения.И служба по ночам была усиленной: по 4 бойца на позиции.Утром после завтрака легли спать.Только заснул, а сон,помню был еще такой липкий,слышу во сне гул бортов и вдруг Баааааах. Вскочил, не понимаю,что происходит,как это бывает иногда,выскакиваю с хибары (наша позиция была,если смотреть на точку с борта,в верхней левой части ,помнишь , при выходе на "микрон"), смотрю ,борт резко набирает обороты и взлетает с открытыми створками, на месте разворачивается, и, при развороте,стреляет с нурсов по горе напротив точки, и уходит в ущелье. При разгоне борта и наборе высоты из него посыпалось все, что было внутри: хлеб, консервы. картошка, колючая проволока и еще что-то...А второй борт, бывший на прикрытии, тоже обработал местность, откуда шел огонь, и они улетели. Все по выскакивали из хибар, начался бой, продолжавшийся около двух часов.Как только все стихло, приходит Андрюха Нармурадов,весь в крови, мы кинулись к нему, а оказалось, кровь была не его, а борт техника - ему пуля разрывная попала в горло. Он в этот момент открывал кран, чтобы налить керосин Андрею. Вторая пуля прошила Андрею рукав гимнастерки, но его не задела. Все тогда говорили, что он родился в рубашке. Надо сказать, что Андрюха был в моем отделении.На счет раненых и убитых не помню, кроме борт техника.Кому то написали на награду за вынос тела под огнем. День прошел в тишине. У всех сон как рукой сняло.А вечером началось опять. Часов в 6-7 вечера слышим гул в ущелье. Еще бортов не было видно, а эта гора, откуда шел огонь, начала взрываться, потом появились борты. Их было 8-10. И "крокодилы" тоже.После этого обстрелов больше не было, но из-за этого вскоре нашу точку перенесли на Пашар. Это все, что помню на сейчас, если что вспомнится, допишу обязательно."

p.s. об этом случае, мне в письме "Белый" писал, что у Андрюши пуля под мышкой прошла.

 
Sergei Дата: Пятница, 27.02.2009, 21:28 | Сообщение # 19
Ветеран ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 1048
Quote (dushman)
На счет раненых и убитых не помню, кроме борт техника.

СУЛЬДИН Сергей Анатольевич, ст. лейтенант.23.03.1960--18.08.1983
23 отд. Душанбинский пограничный авиаполк (экипаж из Чукотки)

Информация о месте его гибели была противоречивая,теперь все просяснилось



Сообщение отредактировал Sergei - Пятница, 27.02.2009, 21:29
 
dushman Дата: Суббота, 28.02.2009, 15:00 | Сообщение # 20
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
В продолжение к Чахи-Абской операции. Тяжело найти место, где это было, но в http://pv-afghan.narod.ru/1982.htm есть такие строки:
"10 июля 1982 г. авиационная группа выполняла боевую задачу по десантированию личного состава и огневой поддержке его боевых действий с воздуха при уничтожении горной базы Шардара. При выходе из очередной атаки был подбит вертолет капитана В. Саморокова, который загорелся и упал в расположение противника. Несмотря на яростный огонь душманов, майор В. Мусаев, проявив храбрость и отличную летную выучку, под прикрытием огня вертолетов своей группы, произвел посадку рядом с упавшим вертолетом и эвакуировал погибший экипаж...
10 июля 1982 г. в ходе операции по ликвидации бандитского формирования в ущелье Шардара, в 20 км восточнее к. Чахи-Аб, при выполнении боевой задачи по огневой поддержке боевых действий наземных подразделений, при выходе из очередной атаки вертолет был подбит и взорвался от взрыва на земле. Экипаж погиб, но в результате проведенной поисково-спасательной операции их тела были эвакуированы на базу"

Я по гуглу поискал, очень похожее место, но опять не уверен, что это так.

1- были мы
2- пещеры духов
3- место падения вертолета

 
Sergei Дата: Воскресенье, 01.03.2009, 11:14 | Сообщение # 21
Ветеран ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 1048
Quote (dushman)
Я по гуглу поискал, очень похожее место, но опять не уверен, что это так.

Похоже, что еще одно место событий ,удалось установить с большой долей вероятности.

 
afganwet Дата: Среда, 03.02.2010, 16:33 | Сообщение # 22
Полковник ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Опытный боец
Сообщений: 286
Интересный документ по операции в Пашаре
 
dushman Дата: Воскресенье, 14.02.2010, 17:38 | Сообщение # 23
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
Эта объяснительная Цехановича давно гуляет по разным сайтам. Но подтверждений или исправлений изложенного в ней ни от кого больше не поступало. Что и ка там было на самом деле не известно, к сожалению....

Но для информации скопирую, может найдется кто исправит или добавит.

Объяснительная.

Я,начальник заставы маневренной группы в/ч 2047 капитан Цеханович Геннадий Бронеславович, по поводу засады,организованной бандитами против объекта "Пашар" объясняю:
17марта 1984 года,около 13 часов дня,по телефону получил распоряжение от замполита группы Глушакова подготовить 20 человек для выхода в засаду.Около 16 часов все офицеры собрались на КП, где Глушаков доложил обстановку,из которой я уяснил,что бандиты(около 80 чел.)собирают продукты в кишлаках ниже нас по течению реки Куфаб,и во второй половине ночи будут возвращаться вдоль реки через кишлак Паси-Пидев.Глушаков сделал вывод,что упускать такую возможность мы не имеем права и назначил меня старшим головного дозора,приняв решение руководить основной группой лично.Вместе со мной вызвался идти прапорщик Ямщиков К.В.,химик-дозиметрист группы.
Между 2200 и 22-30 головной дозор в составе15 чел. включая меня и пр-ка Ямщикова, начал движение в направлении летника Паси-Пашар через кишлак Горьен.
В районе к.Горьен из состава головного дозора мною была выделена группа в составе с-та Обухова и расчета АГС для прикрытия сверху.Увидев долину р.Куфаб,я обнаружил,что снег там растаял,остановил головной дозор и дал команду снять белые маск.халаты и спрятать их в камнях возле тропы.Через несколько минут с расстояния 30 метров по головному дозору был открыт огонь из пулемета и АК.Одновременно,с левого склона щели бандиты открыли огонь из винтовок и автоматов по моей группе.Первыми выстрелами был ранен ряд.Насретдинов,находившийся возле меня(переводчик группы)и ряд Ковтун,находившийся во второй тройке головного дозора.Первая тройка успела залечь и подавить гранатами две ближние огневые точки противника.Командир отделения с-нт Ф,испугавшись, спрятался за камни вместе с радиостанцией и не отзывался.(По рассказу Цехановича,
в начале боя он упал на камни,укрытий не было,пуля попала в камень возле лица,посекло осколками.Он ничего не придумал,а отвернулся в другую сторону,но и туда попала пуля и опять осколки камня полетели в лицо.Сверху кидали гранаты,огромные камни и кричали:"Шурави сдавайсь!"Ряд.Перцову граната попала в капюшон куртки,но он каким-то образом изогнулся и успел ее выбросить.Отступать было нельзя,т.к.были раненые,на месте находиться невозможно,решили идти в атаку...)В этой обстановке,несмотря на сильный фланговый огонь,я принял решение попытаться прорваться к двум первым тройкам головного дозора,которые в это время вели бой.Совместно с прапорщиком Ямщиковым,поочередно прикрывая друг друга и перебегая,эта задача была решена.Связь с основной группой была утеряна.(Командир основной группы решил выйти в тыл бандитам,но заблудился и не смог спуститься в ущелье)Головной дозор был отрезан огнем противника от основных сил и вел оборонительный бой.
Прикрывая л/с дозора, мы с прапорщиком Ямщиковым обнаружили свое место нахождения,в результате чего бандиты забросали нас гранатами со скалы,нависающей над нами-РГД-5,около 10 шт.Позиции головного дозора были невыгодными,а найти другие не представлялось возможным из-за огня 2 пулеметов с фронта и др.видов стрелкового оружия противника практически со всех сторон.Головной дозор вел бой в огневом окружении противника.Когда ряд.Головченко гранатой оторвало руку,мед фельдшер сержант Трохимчук пополз на открытое место,чтобы помочь товарищу и оказать ему помощь,но сам был тяжело ранен огнем пулемета противника.(Головченко не мог сдержаться и кричал:"Мама,я умираю!" Цеханович приказал Трохимчуку
подождать с оказанием помощи не ползти к раненому,так как большая плотность пулеметного огня,но Трохимчук ответил,что это его долг и пополз. Когда развернул белые бинты-их стало хорошо видно.Тяжело раненый в грудь вел себя достойно,объяснил,как его лучше перевязать, и что это бесполезно...) Первая тройка находилась в 10 метрах от меня.При попытке подойти к ней по тропе был контужен пр-к Ямщиков.(Потом,в госпитале, он от страшной головной боли погрыз подоконник-вроде боль отходила к зубам)Подойти к первой тройке удалось мне по низу под прикрытием пр-ка Ямщикова.В это же время я обнаружил,что огонь противника ослаб и и увидел ракеты СПШ которыми освещали местность Наширцы(соседний объект),подходившие к нам напомощь.
(около 02.30)Совместно с ряд.Криворот и Перцовым я осмотрел ближние дома,прапорщик Ямщиков в это время оказывал помощь раненым. Рядовой Головченко к этому времени умер.В это время подошли наширцы и наша основная группа.(Сержант Трохимчук умер в 4 часа)

 
dushman Дата: Воскресенье, 14.02.2010, 17:43 | Сообщение # 24
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
Перенёс статью суда.

ЗАПИСКИ ДИКОРАСТУЩЕГО ЛЕЙТЕНАНТА

10 мая 1982 года. Сводный десантно-штурмовой отряд под командованием Валерия Ухабова (ныне — Герой Советского Союза, посмертно) уже 11 дней находится на отдыхе в приграничном городе Термез после напряженной операции в окрестностях города Мазари-Шариф.
№30 (4290)
15.02.2007
Владимир КАРАВАЕВ
1. Куфаб
10 мая 1982 года. Сводный десантно-штурмовой отряд под командованием Валерия Ухабова (ныне — Герой Советского Союза, посмертно) уже 11 дней находится на отдыхе в приграничном городе Термез после напряженной операции в окрестностях города Мазари-Шариф.
Десанту повезло: майские праздники, День Победы отряд встречает в мирном городе. Пестрые толпы людей на улицах, гомонящие азиатские рынки, ароматы шашлыков, наваристой шурпы, зеленого чая. На термометре всего +32 градуса...
В эти яркие деньки забываешь, что всего в километре, на левом берегу Амударьи, на огневых позициях стоят танки, орудия, минометы, в окопах находятся наши, советские солдаты. Только ночью, когда древний городок спит, вспышки осветительных ракет и редкие очереди напоминают: Афган продолжается.
Лучше лишний патрон, чем банка каши
Сегодня к вечеру, когда на Термез опускаются сумерки и становится душно, раздается сигнал тревоги. ДШМО получает задачу перебазироваться в Таджикистан, поселок Московский, но не задерживается там и уже бортами вылетает в поселок Иол.
Кто бывал в Таджикистане, тот знает, что высоко в горах в это время жаркий день довольно резко сменяется холодной ночью. Как будто кто-то там, наверху, резко выключает и свет, и тепло. Палаток не разбиваем, костры не разводим, ведь плато хорошо просматривается с сопредельной территории. Тыловики поспешно выдают спальники, сухие пайки, из которых в вещмешок попадают только тушенка, сухари, сигареты, острый нож и чай. Свежий хлеб с зеленым сочным луком съедаются тут же, консервы с кашей никто не берет — лишняя тяжесть за плечами ни к чему — оставляем тыловикам, когда-нибудь оставшийся провиант сбросят нам с борта. Большее оживление у машин с боеприпасами, каждый старается получить дополнительный запас боеприпасов, гранат. Ребята из моей группы уже не новички, несколько месяцев мотаются по Афганистану и точно знают: лучше иметь лишний патрон, чем банку каши. Котелок один на 5-7 человек. Реликвия моей группы — приобретенный еще под Гератом медный кумган для приготовления чая на костре. Без него — и чай не чай.
Рассветный туман окутал горы. Герой острова Даманский, Герой Советского Союза полковник Бубенин дает наставления солдатам. В это время руководитель операции полковник Борисов ставит перед офицерами задачи по проведению операции. Главная цель — уничтожить вооруженные отряды местного вождя Вахоба. Мы высаживаемся первыми, проверяем ущелье, за нами должны подойти еще два ДШМО. Задачи поставлены, бойцы в вертолетах. Пошли! Десантируемся на макушке горы — на ледники, наша тридцатка (группа летала с одним экипажем) под командованием пилота первого класса Равиля заходит на посадку последней. Площадка очень мала, но наши пилоты — асы. Резкий порыв бокового ветра, вертолет передней стойкой цепляется за лед, секунды (вечность!) свободного падения в пропасть, выравнивание и новый заход над площадкой. Теперь уже с трехметровой высоты один за другим высыпаемся на площадку, в голове еще переживания от падения, но надо уже занимать огневые позиции. Вся группа залегает на леднике. Борты ушли дозаправиться, пополнить запас ракет, чтобы снова прийти и прикрывать нас с воздуха.
Осмотрелись. Перевал чист, небо синее, льды поблескивают хрусталем. Я на такой высоте впервые. Далеко внизу тоненьким ручейком сверкает на перекатах река Куфаб. Узенькая тропинка, с перевала по которой предстоит совершить многокилометровый переход в ущелье. Быстрая проверка снаряжения, двинулись. Четыре группы — четыре десантно-штурмовые заставы, растягиваясь в колонну, покидают перевал. У каждой своя задача. Моя группа замыкает колонну, тыловой дозор. Ухожу с перевала последним, проверив — все ли взято, не забыто ли что или кто. С высоты оглядываю колонну, тропа у перевала не извилистая, весь отряд у меня как на ладони. Отряд 110 человек. Много это или мало? Для армии — мало, для нас это сила.
Два часа пути по тропе (всадникам не разъехаться), справа пропасть, слева отвесные скалы. Везде по пути попадаются следы предыдущих операций, боевых столкновений. Умело организованных и грамотно замаскированных душманами засад, огневых точек снайперов. Последние как бы врастали в скалу, заваливая свои позиции камнями, что делало их не только невидимыми, но и неуязвимыми, оставляя полный контроль за тропой и подступами ней. Устроят душманы засаду на безопасном расстоянии, стрельбу поднимут, отвлекают на себя внимание, а в это время снайперы из своих укрытий прицельно бьют по нашим ребятам. Это мы уже проходили: увидел группу «духов» — ищи сначала таких невидимок.
Тропа потихонечку расширяется, скаты горы становятся более пологими, ущелье отходит вправо, чувствуется приближение кишлака. Разведка дает знать, что путь свободен, продолжаем движение спокойно.
Внезапно мой боковой дозорный занимает боевую позицию и подает сигнал, что видит неизвестных прямо над нами. Останавливаю группу, рассматриваю в бинокль камни в направлении, указанном дозорным. Обнаружил двух человек, прячущихся метрах в двухстах. Враждебных намерений с их стороны не замечаю и жестом предлагаю им спуститься. Поняв, что их обнаружили, афганцы выходят из укрытия и направляются к нам. В это же время посылаю дозорных осмотреть на всякий случай местность, прилегающую к их укрытию. Афганцы спускаются. Сгорбленный древний старик, опирающийся на посох, и мальчик лет десяти. Оба одеты в неописуемо грязные лохмотья. Через переводчика задаю несколько вопросов и получаю на них ответы (главный из которых, что кишлак впереди миролюбиво настроен и опасности в нем нет), передаю информацию командиру отряда.
Продолжаем движение, слышится журчание воды, веселый визг ребятишек. Поднимаюсь к ручью, передо мной открывается картина каменного века: хижины без окон, у запруды женщины стирают одежду, елозя и стуча по ней камнями, рядом ватага голых детей барахтается в ледяной воде. Бросилась в глаза грязь, въевшаяся в кожу ребятишек, которая, по моему мнению, уже никогда не отмоется, хоть кипяти их...
Метрах в двадцати от запруды небольшой водопад и странное строение. Подхожу, тропинка к строению усыпана мукой. Это мельница, два на полтора метра в диаметре. Два каменных жернова приводятся в движение потоком воды, размалывают в муку ядра грецкого ореха и зерно. Такое можно увидеть только в учебнике истории древнего мира.
Люди в кишлаке, казалось, не обращают на нас никакого внимания. Вот из ближайшей хижины вышел старик, поздоровался со мной на неплохом русском языке и предложил зайти в дом. Из любопытства я заглянул. Вырубленная в скале комната, наружные стены выложены из камня, тщательно подогнанного друг к другу, в центре комнаты очаг, над очагом дыра-дымоход. В комнате никакого убранства, голые стены, вместо мебели — камни. В дальнем углу лежит нехитрая кухонная утварь и современная японская магнитола «Панасоник», работающая от батареек...
Мы шли дальше, уже по более пологому склону. Отряд, не встречая никакого сопротивления, продвигался быстро, минуя поворот за поворотом. Разведка работала хорошо, и вертолеты не сопровождали нас.
Хоть похоже на Россию...
За одним из поворотов, среди гор, взору открылась прекрасная березовая роща. Березки стояли ровные, стройные, посреди рощи бежал ручеек, а кругом росла зеленая молодая травка. Откуда такое чудо природы здесь, в диком ущелье, далеко от России... Выставили боевое охранение, разведка ушла вперед, отряд расположился на привал.
Но не прошло и получаса блаженства, как разведка доложила: впереди на подъеме группа «духов» готовит засаду. Оставив тяжелое оружие, снаряжение и охрану, отряд мелкими группами незаметно вышел во фланг противнику. Стремительная атака, наших потерь нет, десяток плененных «духов» и вызов бортов для транспортировки пленных. Короткий разбор полетов среди офицеров: разведчик, старший лейтенант, во время атаки вместо наступательной бросил оборонительную гранату, осколки осыпали всех, просто чудо, что никто не пострадал...
И снова рюкзаки за плечами. Двухкилометровый подъем по узкой крутой тропе. Взвод автоматических и противотанковых гранатометов начинает отставать от основной группы. Можете представить, более 50 килограммов каждая единица оружия, плюс станок, плюс 3 боекомплекта гранат на каждую единицу, плюс стрелковое оружие и собственный вещмешок. Тяжело весят «плюсы»... Отдаю команду своим ребятам разо-брать боеприпасы и групповое оружие, взвод присоединяю к своему арьергарду, что существенно снижает скорость продвижения, но на привалы времени нет, до темноты необходимо выйти в заданный район.
В назначенное время выходим в заданный район к кишлаку «Н». В кишлак не заходим, располагаемся у реки. Здесь же к нам прибывает подкрепление из состава местных ополченцев, на каждую заставу — по отделению. С их помощью и помощью местных жителей быстро возводим укрепления и огневые точки из камней, тут же за возведенными дувалами разводим костры, греем тушенку, кипятим чай. Делимся ужином с вантапарасами (ополченцами). Беседую с их командиром: зовут Вахит, высшее образование получил в Англии — учитель, в Союзе был только в Душанбе, и то в госпитале по ранению, за оружие взялся из-за мести. Вахоб расстрелял его семью, жену и детей. С таким воевать можно, такие, по опыту, не предают, бьются до последнего патрона, в плен не сдаются (для таких плен — это долгая, тяжелая, мучительная смерть).
Наступила темная афганская ночь, да еще в глубоком ущелье. Попрощался с Вахитом (спать они предпочитали в кишлаке). Осторожность есть осторожность. После ухода афганцев ребята быстро достроили из заранее приготовленных камней новые огневые позиции и перешли на них. С рассветом пришли вертушки, перебросили группу майора Ухабова на другой перевал, где она и находилась до конца операции. Группа старшего лейтенанта Вишнякова получила задачу перебазироваться в другое ущелье, закрыть проход в него. Я со своей группой остался один. После нехитрого завтрака разведчик пошел в кишлак пообщаться с местными жителями, но очень скоро вернулся с интересной информацией: в горах, примерно в часе ходьбы от кишлака, находится одна из баз Вахоба, оружие, боеприпасы, обмундирование, снаряжение и т.д., охрана — небольшая.
В 10 часов 30 минут по местному времени по радиостанции запрашиваю штаб о разрешении на проведение операции. Штаб добро не дает, приходит указание ждать решения из Москвы. Потекли томительные часы ожидания. Совместно с разведчиком мы уже на несколько рядов отработали план операции, сверили маршруты, поставили задачи солдатам, сержантам. Решили, опасаясь мародерства и кровной мести, вантапарасов с собой не брать, разработали тактику, как незаметно для местного населения выйти из кишлака. В 15 часов который раз запрашиваю штаб, ответа нет.
Руссо солдато — облико морале!
В 16 часов принимаю решение провести операцию, чтобы успеть до темноты, вызываю командира ополченцев, ставлю ему задачу на проведение разведки в другом направлении. После ухода вантапарасов группа в 16 человек вместе со мной при легком вооружении скрытно выдвигается в направлении базы. На позициях остаются 7 человек. Быстрым броском поднялись в горы. Схема нахождения базы оказалась точной. Душманы нас не ждали. При нашем появлении 15 человек сдались сразу, остальные разбежались. На базе находилась младшая жена Вахоба, четырнадцатилетняя красавица, больше похожая на молдаванку, такая же юная служанка, два арабских скакуна, четыре вьючных мула. С помощью пленных быстро погрузили оружие, снаряжение, ценные вещи на мулов. Боеприпасы уложили в пещере и подорвали. И такой веселый караван с лошадями, мулами, пленными, женщинами спустился с гор. Операция была завершена. Примечательно, что разрешение на ее проведение поступило в 18 часов. Пришлось выждать пару часов и доложить о результатах. Афганские ополченцы были ошеломлены трофеями и немного обижены, что их обошли.
К удивлению, и следующая ночь прошла спокойно, за исключением маленького нюанса.
Вечером, когда наступили сумерки, ко мне подошли ополченцы и сказали: «Командор, мы тебе дарим этих женщин» (захваченных на базе), на что мне пришлось прочитать им небольшую лекцию об образе жизни и морали советского офицера. Разочарованные афганцы поплелись в кишлак, зато ночью попытались изнасиловать этих женщин. Опять пришлось вмешаться и перевести девчонок в наш лагерь с выставлением дополнительного поста.
Утром пришли наши борта и унесли всех захваченных на базе для передачи законным властям в провинции. Но я все-таки успел от души покататься на белом скакуне по горным тропам, правда, едва не угодив под огонь только что высадившегося Восточного ДШМО. Теперь, когда я уже не «дикорастущий лейтенант», как прозвал меня в свое время наш командир отряда, и вообще не лейтенант, я понимаю, что такие вот скачки на вахобовском скакуне — чистейшей воды мальчишество. Но уж больно конь был хорош — белоснежный, как в сказке. Так уж леталось на нем по горам! До сих пор нет-нет да и приснится этот чудо-скакун. Слава Богу, свои не подстрелили...
Эпилог
Целый месяц три десантно-штурмовых отряда скитались по ущельям и горам в долине реки Куфаб, блокировали ущелья, перевалы, горные тропы. Но Вахоб, разбив свой отряд на мелкие группы, умело обходил наши засады и посты. Избегал прямых боестолкновений. Мелкие, скоротечные, в основном ночные стычки — не в счет. В ходе этой операции с нашей стороны потерь не было, о потерях Вахоба судить трудно, было много сдавшихся и сложивших оружие. В итоге Вахобу удалось-таки вырваться из ущелья. Мы улетали в поселок Иол. Больше об этом главаре я не слышал. Только в день нашего вылета в поселок Московский на новую операцию у самой границы с Таджикистаном в высокогорном лесу была обнаружена банда моджахедов. По тревоге подняли Восточный ДШМО, который и перекрыл пути отхода в Афганистан. А банду уничтожали при помощи авиации. По слухам, это и был Вахоб.

 
dushman Дата: Воскресенье, 14.02.2010, 17:55 | Сообщение # 25
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
2. Недалеко от Калайхума
Это был не перевал, а длинная гряда, возвышающаяся над долиной на пару тысяч метров. В конечном итоге эта гряда выходит на перевал, но это где-то очень далеко, наверное, день пути.
Душманы пулемет уважают
К этой гряде с крутыми каменистыми склонами, где не растут кусты и деревья, примыкают два идентичных отростка, образуя как бы большую и толстую букву «Л». Загнутая палочка этой «Л» — начало ущелья, прямая — вход в следующее ущелье.
У подножия, внутри этой буквы, расположился большой афганский кишлак. С трех сторон населенный пункт подпирают почти неприступные стены, а выход в долину проходит через длинный и высокий коридор. Такая вот природная крепость.
В один из июньских вечеров десантно-штурмовой отряд был поднят по тревоге и в полном составе, с вертолетов, оседлал загнутую часть буквы «Л». Значимость высадке придавало то, что отряду был передан взвод 120-миллиметровых минометов — для нас крайняя редкость. Задачу операции ставили уже на гребне: как обычно, блокировать кишлак с гор и дать возможность мотоманевренной группе на бронетехнике пройти через коридор в ущелье и провести зачистку в кишлаке. Но весь «фокус» операции заключался в том, что на прямой палочке буквы «Л» находились укрепления душманов с пещерами, подземными ходами сообщения. Пять ДШК неистово стерегли небо над кишлаком и укреплениями.
И все бы ничего, только постоянная численность защитников этого оборонительного рубежа была такой же, а в течение суток, по обстановке, вырастала в 10-15 раз. Расстояние между двумя половинками «Л» не позволяло вести огонь из стрелкового оружия, а вот минометы достигали укрепления в самый раз.
Выделили моей группе участок самый ближний к переходу, так как на 22 человека у нас было 7 пулеметов, из них 4 станковых. Очень их, пулеметы, уважали душманы. Стали мы окапываться, позиции готовить. Точнее, камушки от земли отрывать и в горки складывать. Под нами природная монолитная плита, кое-как углубились на штык лопатки в горную породу, замаскировались. Дождались темноты и быстро, в стороночке, подготовили новые позиции, куда без шума и перебрались на ночь.
Позиции замерли в тишине. Справа в темноте еле угадывались вырытые и оставленные нами позиции. Прилег в свой окопчик, автомат под головой, кругом тьма кромешная. Прислушался, вроде все спокойно, да и часовые на позициях не спят. День предстоит не простой. Вздремнул.
Темноту ночи трассой разорвала пулеметная очередь с позиции сержанта Ковальчука, прямо по нашим ложным позициям. Даю осветительную ракету: там, где мы вечером окапывались, копошатся «духи». Команд не надо, в небо взвились осветительные ракеты, со всех позиций заговорили пулеметы, на мгновение моджахеды оцепенели, потом раздались ответные выстрелы, крики отходящих «гостей» и еще несколько автоматных очередей вдалеке. Преследовать их не стал. Дал команду осмотреть местность возле позиций, провел по радиостанции перекличку, все живы-здоровы, доложил о нападении и обстановке командиру.
Сержанты провели перерасчет дежурных огневых средств. Я уютно устроился на своей позиции, до рассвета оставалась пара часов, глаза уже не слипались и сон не шел. Про себя отметил, что ребята молодцы, понимают все с полуслова и действуют правильно. Сержанты научились командовать и ставить задачи своим подчиненным, не то что в начале, когда принимал под командование слабоуправляемую «банду». Теперь даже те, кто не желал копать окопы, полюбили эту работу при определенных обстоятельствах под Мазари-Шарифом.
Какая помощь от сарбоза?
Часам к восьми на наши позиции вертолеты доставили два взвода сарбозов. Это вроде как афганская действующая армия, наловят мужиков в кишлаках, оденут, дадут в руки автоматы, и айда против «духов» воевать, а они при первой возможности стараются по домам разбежаться в лучшем случае, а в худшем — от них можно и пулю в затылок схлопотать. За этими вояками глядеть нужно в оба глаза постоянно. Лучше бы такой подмоги не было.
Поставил им наш командир задачу — под прикрытием русской авиации и огня минометов провести разведку боем. Выдвинулись афганские солдаты, заняли линию перед моими позициями, ждут сигнала. Подошли наши вертушки, с большой высоты начали бомбить укрепления моджахедов, минометы их поддерживают. Где заговорит крупнокалиберный пулемет Дегтярев-Шпагин-Калашников (ДШК), туда и мины посылают. Но не смолкают ДШК, видать, хорошо укрыты в скалах, не можем их выкурить. Не дают эти крупнокалиберные пулеметы бортам выйти на прицельный огонь ракетами. Даю сигнал сарбозам на начало разведки, а они не идут. Подходит ко мне их командир и предлагает пойти в разведку моей заставе вместе с ними, либо они не пойдут. На «нормальном, спокойном» русском языке объясняю, чья это война, что не мои солдаты своими штыками должны революцию защищать. Сарбозы повставали... и пошли вспять. Даю команду заставе направить пулеметы на них и говорю командиру: пойдешь вперед, прикрою и помогу, назад — молча показываю на свои пулеметы. Поверил, развернул своих бойцов и пошел вперед.
Часа через два сарбозы вернулись, привели с собой «языка». Насколько верную информацию принесли, не знаю. Но по их словам выходило, что за ночь к моджахедам подошло подкрепление, и теперь на каждого нашего бойца приходилось по 15 «духов». Командование решило атаку не проводить до подхода мотоманевренной группы. Бомбежка и минометный обстрел позиций моджахедов продолжался весь день. Казалось, что от их укреплений ничего не должно остаться, но только наши вертолеты начинали делать заход на ракетный обстрел, как тут же оживали ДШК, вынуждая вертолеты вновь уходить на высоту и довольствоваться бомбометанием. В таких дуэлях между вертолетами и ДШК прошел остаток дня. К вечеру обстрелы прекратились, вертолеты ушли. Ночь прошла спокойно...
С утра мы все ждали подхода мотоманевренной группы, летчики продолжали наносить бомбовые удары, минометный взвод посылал мину за миной, ДШК молчали. Приближалось время «ч». Мотоманевренной группы все не было. В назначенное время вертолеты пошли в ракетную атаку позиций моджахедов, чтобы потом забрать нас для высадки. Только первый вертолет пошел на боевой заход и выпустил первые ракеты, как тут же снова заговорили ДШК. Основная часть винтокрылых тут же взмыла на высоту. А 29-й борт, выходя из атаки, попал под плотный огонь вражеских пулеметов. Вспыхнуло пламя, загорелись баки. Охваченная пламенем машина рванулась вверх. Второй пилот передал: командир убит, беру управление на себя. Горящая машина через ущелье потянулась к нашим позициям. Долетев до середины ущелья, МИ-8 перевернулся и рухнул в кишлак. Операция по штурму была остановлена. Надо было спасать летчиков и черный ящик, хотя ни у кого не оставалось сомнений, что выносить под огнем неприятеля придется трупы. Но, как говорится, надежда умирает последней.
Быстро сформировали три группы на проведение операции по поиску и выносу вертолетчиков. Первая группа состояла из взвода сарбозов, двух разведчиков и моего переводчика, ее задача — найти летчиков, черный ящик и вынести все на перевал. Вторая и третья группы должны были спуститься на самые ближние подступы к кишлаку и обеспечить им прикрытие. Моей заставе отводилась задача не допустить оказания помощи душманам и нападения на нас со стороны укрепрайона.
Спасительная скала
Наблюдая за действиями групп, я увидел скалу, возвышающуюся над ущельем и кишлаком, ниже перевала примерно на полторы тысячи метров. Позиция была очень удобна: с фронта и флангов засевших на ней не взять, с гор не долетают пули, остается только не дать обойти противнику с тыла. На скалу решил идти сам, там важнее, а на перевале еще оставалось два офицера и прапорщик с соседних застав. Доложил о своем решении командиру, Пономарев меня поддержал, передал командование основной группой сержанту Ковальчуку, взял с собой четырех бойцов с двумя пулеметами, снайперской винтовкой и, прихватив патронов и гранат, быстро выдвинулся на скалу. Позиция на месте оказалась еще привлекательнее, чем смотрелась с высоты. Скала возвышалась так, что весь кишлак, три передовые группы были как на ладони, я мог любую из них поддержать огнем, не допустить их окружения. Как показали события, я не ошибся, у «духов» на эту скалу были такие же виды.
Первое, что им пришло в голову, так это обстрелять нас из ДШК, но пули, если и долетали до нас, падали как камешки, потеряв убойную силу. Мы распределили обязанности и заняли боевые позиции. Вторая группа поддержки заняла позицию вдоль тропы ниже нас метров на 300, первая — расположилась у самого кишлака. «Поисковики» вошли в кишлак. Вертолет упал в густой сад и был скрыт деревьями, только по черному дыму угадывается место падения. Похоже, что в кишлаке боевиков практически не осталось, все ушли в горы...
Но что это?.. С противоположной стороны к кишлаку спускается большой отряд душманов, обходя кишлак с трех сторон. Связываюсь с Лариской (Ларик Юсупов, переводчик, боец, узбек по национальности, был в составе поисковой группы. Через полгода после данных событий Ларик, спасая в бою раненого офицера, погибнет, не успев перепрыгнуть за укрытие), довожу обстановку, прошу ускорить поиск и отход.
Часть бандитов достигает нашей скалы, но, остановленная пулеметным огнем, отходит. Чтобы нас обойти, им потребуется часа полтора-два, значит, это время можно не тратить на свою безопасность. Все внимание переключаем на группу поиска.
Лариска докладывает: найден вертолет, точнее то, что от него осталось, найдены пилоты, стрелок, нет бортинженера. Поисковая группа разделилась на две. Одна с тяжелым грузом начинает отход, вторая, в которой остался Лариска, ведет поиск бортинженера. «Духи» в кишлаке, обстановка осложняется, поисковая группа постоянно подвергается обстрелам. Первая группа прикрытия вступила в бой, прикрывая своим огнем отход группы поиска с телами летчиков. Первый рубеж пройден, группа поиска продвигается ко второй группе прикрытия. Лариска с четырьмя сарбозами продолжает поиск бортинженера. Хочется дать ему команду отойти, душманы вокруг него, но не могу, там наш летчик, может быть, живой. Мы своим огнем прикрываем поиск. Голос Лариски в радиостанции: «нашли», «отходим». Бортинженера ребята нашли в стороне от вертолета, возможно, он прыгнул из горящей машины, пытаясь спастись. Не судьба...
Первая группа прикрытия ведет бой с «духами», туда Лариске нельзя. Даю ему команду идти прямо на скалу. На время Лариска вышел из-под обстрела душманов, еще немного — и его плотно прикроет вторая группа. Лежащий справа от меня боец Коваленко доложил, что «духи» обходят под скалой вторую группу прикрытия (нам их из-за скалы сразу и не видно).
Сообщаю об этом командиру второй группы и переношу огонь своей группы на «духов» под скалой. Не выдержав огня двух групп, моджахеды отошли, залегли за камнями.
Тем временем первая группа поиска с тремя телами летчиков начинает подъем на перевал, еще метров двести — и они будут в безопасности. Все внимание переключаю на Лариску. Парни удачно покидают кишлак, выходят на позицию второй группы, не останавливаясь, продолжают подъем... И тут же по радиостанции голос Лариски: «Меня окружают, сарбозы бросили летчика, разбегаются!» Вот так дела! В пылу боя совсем выпустил из виду ту группу, которая пошла в обход меня.
Последняя граната
Со всех своих пяти стволов открыли шквальный огонь по окружившим Лариску «духам», оставляя убитых, последние бросились врассыпную, проход Ларику был обеспечен. Запросил по радиостанции у второй группы выделить двух человек для переноски бортинженера.
А где же вся группа, которая шла в обход? Ответ поступил незамедлительно: с горы, прыжками, даже не прикрываясь, на нас летело человек 15 душманов. В ход пошли гранаты. От быстрых разрывов «духи» как бы замирали в воздухе и падали, чтобы уже не подняться. Атака была отбита. Нашли одного раненого душмана, отобрали оружие, связали бинтами. Проверили боеприпасы: на автоматы и ручной пулемет оставалось по одному магазину, на снайперскую винтовку — семь патронов, и в ленте станкового пулемета торчало около 20 патронов, плюс четыре гранаты. Капитан Пономарев дает команду обеспечить отход групп прикрытия. Я ухожу последним. Довожу приказ до своих бойцов, сам приказываю беречь патроны, стрелять прицельно и только одиночными. Доложил командиру, что продержаться могу долго, лишь бы подкинули боеприпасов.
Группы прикрытия медленно, с боем, отходили одна за другой. Мы впятером выбирали себе цель снайперов, пулеметчиков, гранатометчиков, командиров, посылая каждому пулю. Бое-припасов не подносили. Я боялся одного — повторения атаки с тыла. Последняя группа отошла на безопасное расстояние. Доложил командиру об этом, еще доложил, что у нас раненый «дух». Перевязал ему раны и положил под камни, три раны были смертельные, к тому же он потерял много крови. Повезет — свои подберут.
Поступила команда отходить, бандиты вокруг нас, боеприпасов — ноль. Достали оставшиеся гранаты, бросили в «духов», запустили дымовые гранаты и под прикрытием дыма оторвались от неприятеля. У меня оставалась последняя граната Ф-1, достал, разогнул усики, потянул чеку, нажал на рычаг, ребята молча обступили меня. И так впятером мы карабкались на перевал. «Духи» какое-то время продолжали преследование, потом я потерял их из вида. До вершины оставалось метров триста, когда внезапно на нас посыпался град пуль с нашего же перевала, мы залегли, огонь прекратился, с перевала слышался грозный мат Пономарева. Поднялись на перевал мы уже в сумерках, борты ждали нас. А что граната? Пономарев палец за пальцем разжимал мою онемевшую кисть, извлекая из нее гранату.
Мы уходили, гряда осталась за моджахедами. А мотоманевренная группа так и не подошла. Наверху перевала, «дома», молодой прапорщик, увидев поднимающуюся группу людей, с какого-то перепугу открыл по нам огонь из пулемета, отстранив от оружия пулеметчика (за это на следующее утро он был отчислен из отряда). Об этом прапорщицком «сюрпризе» я узнал от Пономарева много позже, уже в погранотряде. Обидно было бы так глупо сгинуть...

Владимир КАРАВАЕВ

p.s. От себя добавлю, что автор немного свалил все в кучу, одно накладывается на другое, но будем считать, что это художественное произведение.

 
dushman Дата: Пятница, 12.03.2010, 19:09 | Сообщение # 26
Лейтенант ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Старший площадки
Сообщений: 37
Из воспоминаний Сергея Рогова. Это был первый выезд за речку, тогда еще мангруппы Кара-калинского отряда.

"Время стирает в памяти некоторые моменты, но попробую вспомнить те события. В конце октября 81г. нас, т.е. мангруппу рано утром подняли по команде"тревога" и мы ,как обычно, быстренько выгнали из автопарка БТРы и всю остальную технику и погнали. Сначала подумали выедем в сопки пострелляем и обратно, а тут приехали в Кизил Арват, едем дальше, к вечеру приехали в Бахарденский отряд, встали на ПУЦе, подьзжают на черных волгах офицеры в лампасах, построили нас и на простом, доступном языке , обьяснили куда и зачем нас посылают, недельку подрючат и... с богом. Примерно дня через 4 двинули дальше Каахка, Мары..., приехали на Кушку, стали лагерем, рядом с автобатом. К стати колонну на Кушку привел к-н Вершинин. На Кушке стояли примерно месяц, рядом находилась ММГ Серахского отряда. Кормили хреново, по утрам вместо физ.часа, бегали в горы за фисташками, а днем давили их откидными прикладами.
В итоге через Моргуновскую заставу Тахта Базарского, где присоеденился Ухабов и под п-ник Ильин вьехали в Афган, недельку покатались, попугали округу и вернулись в отряд.
Да, тогда нас с верху постоянно опекали два борта, однажды малость пострелляли из КПВТ, когда так и не смогли задержать всадника, как позже оказалось был связной у духов, разведка доложила, да так по мелочам были стычки."

 
nsy57 Дата: Понедельник, 02.05.2011, 18:02 | Сообщение # 27
Рядовой ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Опытный боец
Сообщений: 6
В 80-м ММГ отряда была собрана со всех застав: и офицеров и солдат. Командовал до прихода Ухабова м-р Журавель. Сильный офицер штаба. Ему помогал к-н Вершинин по дружбе. Маленький, но смертельный как бультерьер. Они сумели навести порядок, т.к. заставы отдали всех кого не надо на ПЗ, хотя требовалось согласие и офицера и солдата. Вначале даже пугали солдат на заставах, что отправят в ММГ и Афганистан. Ухабов пришел, маленький невзрачненький- ему после Журавля было трудно. Добросовестный он очень нервничал при неповиновении и бардаке. При появлении на 2 ПЗ ММГ ст.л-та Турулова, а также после набора первых ребят с нового призыва- дисциплина выровнялась. У Турулова вообще был жесткий порядок. Я впервые с начала службы в отряде, будучи его замом, не напрягался по дисциплине и весь отдался боевой подготовке. После первых выходов и командировок уже никто не мог пугать солдат. Все солдаты на учебных пунктах просились в ММГ. Параллельно нам в отряде действовал ВПБС под командованием Федорова. Он нас в училище в беге на 3 км умудрялся обогнать на 1 км. ВПБС тоже сильно готовился в плане боевой подготовки.
Фото на Кушке с Туруловым и Замполитом Вешняковым
Прикрепления: 9830277.jpg(98.0 Kb)


Сообщение отредактировал nsy57 - Вторник, 03.05.2011, 15:22
 
nsy57 Дата: Суббота, 07.05.2011, 01:40 | Сообщение # 28
Рядовой ПВ-Афган

Военный билет

Группа: Опытный боец
Сообщений: 6
Подняли в сентябре ММГ и бросили на Кушку своим ходом на БТРах. Вроде по обстановке: добивать банду, что пограннаряд захватила. 2000 км прошли дня за два-три. Все БТР дошли. В пыли уже на подходе мой водитель прозевал: из пыли выскочил передний БТР- пробили ему зад. к-н Вершинин бедного водителя чуть не съел. Дошли, разместились под южным крестом. Собрали СБО из нескольких ММГ и ВПБСов. Запомнился только Серахский ВПБС: спортсмены, хорошая подготовка, гонор командира, что они лучшие. Тренировались долго, так что завшивили: пригнали обрабатывающие машины, обработали одежду и людей. придумали что-то вроде бани помыться. Потом поступила вводная, что духи уничтожили роту царандоя, при них нашего советника и 2-х солдат. Отрезали головы ребятам. Вошли в Герат, догнать банду на БТРах невозможно. Вертушки бьют по хвосту банды, а мы по 10 раз вперед-назад, чтобы вписаться в поворот. Разместились на небольшом плато. Начались выходы, поиски, прочески небольшими группами. Запомнилось, что на одном выходе БТР распорол камнем колесо, темнело- надо было уходить в расположение. Сняли колесо, забросили на борт и дошли. С БМПшкой была бы труба, если бы разулась. Красиво в засадах на караваны: БТР становится на высоте -40 км видимость- пейзаж просто изумительный. Дом главаря банды предыдущая группа разнесла. Весь в дырах, но когда заходишь-прохлада все равно держится на такой жаре. Духи залегли "на дно" от нашей активности, а позиция была у нас плохая. Можно было бы разнести весь отряд. Командиром СБО назначили подполковника, он у меня на ГОСах по тактике оценку местности принимал. Подхожу к нему: тов. подполковник, не помните? Можно еще раз оценю. Разложил позицию- он на меня ошарашенно смотрит:"Не нападут!" Точно - не напали. Война- игра на удачу! Вывели на Кушку: новость-Пянджцы попали в засаду в Куфабе. Сказали, что сейчас придут борты- и нас выбросят на помощь. 3 дня прождали: ущелье маленькое, силы большие не развернуть-Пянджцы сами справились. Обратно в Кара-Кала дошли только 70-е БТР, 60-тки- тянули. Нравилась основательность Турулова, замполит ММГ Вешняков неплохо себя показал.


Сообщение отредактировал nsy57 - Суббота, 07.05.2011, 01:51
 
Форум » КСАПО 67-й Кара-Калинский погранотряд, в/ч 2047 » ММГ (СБО, ДШГ) » Операции (Операции в которых участвовали)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:
Активность пользователей Новые пользователи
Tura1989
Sergei318
jazz-18Usman
Leonidamper
ДобрыденьАфган
Поэтbrodnikov651
aleks-58005260943
СуровцевFraun
vetla123papa-maf
Саша26rya
Zavadapvsnezhinsk
кедрlimonow1965
Посетители за сутки:


Copyright ПВ Афган © 2018
Хостинг от uCoz